Из-под санкций. Российский экспорт отошел от доллара к евро

Один доллар
© FotograFF / Фотобанк Лори

Менее половины российского экспорта уже осуществляется в отличной от доллара США валюте. Эта цель была достигнута по итогам четвертого квартала 2020 года. Однако существенного роста роли рубля в расчетах не произошло – стало значительно больше расчетов в евро. Опрошенные журналистами газеты «Известия» эксперты считают эту валюту более безопасной для России  учетом рисков санкций.

Идею постепенного отхода от доллара как доминирующей в экспортных расчетах валюты в России обсуждали не один десяток лет, а после введения в отношении России санкций в 2014 году вопрос стал восприниматься как насущный. В то время доля доллара во внешнеторговых расчетах достигала 75-80%. Именно тогда Москва начала заключать внешнеторговые соглашения в иных национальных валютах, но сколько-либо заметно доля доллара начала сокращаться лишь к 2017 году. С тех пор процесс продолжался, и если во втором квартале 2020 года она составила менее 60%, то к концу года сократилась до 48%.

По информации Банка России, выполнявшиеся прежде в долларах расчеты перешли в основном на валюту Евросоюза. Если в 2014 году доля евро достигала 10%, то к концу 2020 года она составила 37%. Во многом это – результат согласия Китая перевести торговлю  Россией в иную валюту: по итогам 2020 года до 75% экспортно-импортных расчетов с ним ведутся в евро, хотя в 2018 году эта доля достигала лишь 1%.

Непосредственной экономической выгоды в переходе торговли на евро нет, но с учетом тактики США, использующих свою валюту как инструмент давления и принуждения, страны вынужденно ищут альтернативу доллару, пояснил эксперт инвесткомпании «Универ Капитал» Сергей Дроздов. По его мнению, Россия и далее будет стремиться к дедолларизации.

Риски санкций, связанных с евро, действительно много ниже санкционных рисков доллара, так как для принятия ЕС серьезных ограничительных решений необходимо согласие всех стран союза, пояснил доцент кафедры «Фондовые рынки и финансовый инжиниринг» факультета финансов и банковского дела (ФФБ) РАНХиГС Сергей Хестанов.

Экономическая сторона вопроса все же существует, напомнил шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарев. США активно печатают свою валюту, что может привести к ее постепенному обесцениванию по отношению остальным главным валютам; ЕС же в этом вопросе действует более взвешенно. Однако пока доллар остается мерой большинства товаров в мире, и замена его иной валютой во взаиморасчетах приведет к дополнительным издержкам при пересчете цен, так как другие валюты в массе своей более волатильны, отметил эксперт.

А вот перехода на рубль как основную валюту внешней торговли России не происходит: с 2014 года по сию пору доля рублевого экспорта РФ не превышает 10-15% в денежном выражении. По мнению экономистов, причина тут в больших колебаниях рубля к другим валютам. Эта особенность рубля осложняет заключение крупных и долгосрочных экспортно-импортных контрактов в российской валюте, подчеркнул Сергей Хестанов. По его оценке, ситуация могла бы измениться лет за 10-15 при низкой инфляции и стабильности рубля к евро и доллару.

О необходимости работать над снижением зависимости рубля от внешних факторов для изменения положения дел с внешнеторговыми расчетами говорил и Петр Пушкарев. Среди мер последних лет, полезных в этом отношении, он назвал бюджетное правило (смогло отвязать рубль от колебаний цен на углеводороды и другое сырье) и стабилизацию долгового рынка рублевых ОФЗ. Эксперт также подчеркивал, что рублю придется долго доказывать свою стабильность; кроме того, по словам Пушкарева, необходимо увеличивать реальное экономическое наполнение рубля товарами и услугами российского производства.

Свои позиции рубль укрепил пока во внешней торговле со странами ЕАЭС, свидетельствует комментарий Банка России за 11 января 2021 года. «Региональный статус российского рубля, играющего важную роль в обслуживании торговых трансакций, подтверждается устойчивым ростом его веса в расчетах прежде всего между странами – торговыми партнерами России по ЕАЭС. В 2013–2019 годах доля российской валюты в структуре расчетов за экспорт выросла с 53,8 до 69,8%, а в расчетах за импорт – с 60,7 до 75,3%. В то же время в обслуживании торгового потока со странами дальнего зарубежья роль российского рубля не столь значительна», – говорится там.

Эксперт Владимир Назимов (экономист, частный инвестор, Москва) комментирует:

В конце апреля ведущие СМИ страны сообщили, что по итогам четвертого квартала 2020 года доля доллара в экспорте впервые составила менее 50%. При этом доля доллара в экспорте устойчиво снижается, начиная с 2014 года, когда появились первые санкции. Давайте разберем плюсы и минусы для России.

Следует отметить, что, несмотря на все новые и новые санкции, по-настоящему тяжелых санкций в отношении России пока не введено. К таковым можно было бы отнести отключение от международной межбанковской системы расчетов SWIFT или же заморозку принадлежащих России долларов на зарубежных счетах.

Без системы SWIFT осуществлять платежи можно, но крайне сложно и неудобно. Бытовой пример: представьте, что вам в ваших бытовых расчетах нельзя пользоваться ни банковским приложением, ни пластиковой картой, ни даже наличными бумажными деньгами. Единственное средство платежа – металлические монеты. Оплатить квартплату, купить продукты в магазине или оплатить за проезд в транспорте можно только монетами. Можно? Можно, конечно. Но крайне неудобно, очень долго (привет, очереди!), да и таскать с собой мешок металлических денег физически тяжело.
Примерно такие же последствия будут для российских компаний и банков при отключении от системы SWIFT. Такая угроза существует, но, видимо, припасается на тот случай, когда Россия, с точки зрения коллективного Запада, перейдет все «красные черты».

Вторая из возможных по-настоящему болезненных санкций – это заморозка принадлежащих стране долларов на зарубежных счетах. Это не такая уж невозможная вещь: после Иранской исламской революции 1979 года десятки миллиардов долларов на счетах иностранных банков и в виде иностранных активов были заморожены на десятки лет. Частично активы были разморожены в начале 1980-х, частично – после «ядерной сделки» 2015 года, но полностью активы не разморожены до сих пор. Иранцы платят за это более низкими темпами роста экономики и более низким уровнем жизни.

С учетом существующей политической повестки и действующего вектора во взаимоотношениях с Западом вообще и с США в частности российские власти поступают в целом мудро, проводя дедолларизацию экономики и переводя расчеты в другие валюты (в первую очередь в евро и в юани). Но какова плата за такое решение?

До окончания второй мировой войны основной валютой для проведения международных расчетов был фунт стерлингов. После войны, когда доминирование американской экономики стало бесспорным, американская валюта перехватила мировой статус у фунта. В настоящее время доллар выступает как средство расчетов, средство сбережения, а также как универсальный измеритель ценности. И если первые две функции доллара можно заменить (использовать в качестве средства платежа юань, евро или рубль; сберегать накопления в виде золота или тех же евро и юанях), то последнюю функцию – универсальный измеритель ценности – перевести в другие валюты довольно сложно.

Всему миру удобно, что цена барреля нефти, тонны пшеницы, карата бриллиантов и других подобных товаров измеряется в долларах. Изменить эту систему пытались многие страны, но пока это никому не удавалось (и вряд ли удастся в ближайшие годы). В применении к России это означает, что, продавая нефть за евро, российские экспортеры оплачивают дополнительные комиссии за конвертацию из доллара в евро, юань и другие валюты, через которые осуществляется внешняя торговля.

Второе последствие проводимой дедолларизации – все более и более сильное сближение России и Китая. И если в 1990-х основными внешними рынками для отечественных нефти и газа были европейские страны, то начиная с 2000-х китайское направление во внешней торговле стало как минимум не менее значимым, чем торговля с Европой.

Важно отметить, что расширение внешней торговли с Китаем идет в основном на китайских условиях (и зачастую в юанях). И если в 1950-х, в период советско-китайской дружбы, лидер КНР Мао Цзэдун в открытую называл СССР старшим братом, то сейчас роли поменялись. В российских средствах массовой информации это редко озвучивают, но структура внешней торговли России и КНР говорит о складывающемся положении, когда Россия выступает сырьевым придатком Китая (основные статьи экспорта в КНР – нефть, газ, лес, продукция сельского хозяйства, металлы); основные статьи импорта – продукция машиностроения и легкой промышленности).

Подытоживая, можно, с одной стороны, порадоваться за усилия властей – Россия активно отказывается от использования доллара в своих расчетах с зарубежными партнерами. Но цена такого решения – более высокие издержки на ведение операций, а также более тесная привязка к Китаю (на китайских условиях).

Экспертные мнения