К контролю цен на продукты подключилась Федеральная налоговая служба

Федеральная налоговая служба включилась в контроль стоимости социально значимых продуктов. Налоговики начали запрашивать у производителей поквартальный прогноз изменения цен на базовые товары до конца года. Подробнее — в материале «Коммерсанта».

Эксперт Дмитрий Шульц (кандидат экономических наук, директор по макроэкономическим исследованиям Центра экономики инфраструктуры, автор Телеграм-канала «Макротренды», Москва) комментирует:

Обращает на себя внимание, что ФНС превращается, из грубо говоря, налоговой полиции в аккумулятор информации о всех и вся и драйвера государственных IT-сервисов. В прошлом году ФНС привлекался к раздаче антикризисной помощи. Сейчас – к сбору ценовых прогнозов предприятий.

Хотя по идее за инфляцию отвечает Центральный банк. Он же проводит собственные опросы предприятий и населения по их инфляционным ожиданиям. За тарифную составляющую инфляции отвечает ФАС; за сельхозрынки – Минсельхоз, за торговлю – Минпромторг. А критику от президента за рост цен в прошлом году получал министр экономического развития. А теперь к теме регулирования цен оказалась причастной еще и налоговая служба.

При этом не совсем понятен юридический статус нововведения. Что грозит юридическому лицу, отказавшемуся предоставлять данные? Что грозит фирме, предоставившей несбывшиеся прогнозы цен? А если ничего не грозит, то зачем кому-то тратить время на очередную бумажную волокиту? А если грозит, то где же обещанное снижение давления на бизнес?

Вообще такое распределение полномочий между ведомствами кажется странным на фоне реальных причин инфляции. Во-первых, это девальвация рубля, повысившая цены на все группы товаров, не только на продовольственные. Во-вторых, рост мировых цен на продовольствие. Например, индекс мировых цен на сельскохозяйственную продукцию вырос с апреля по декабрь на 16%, в том числе на сахар – на 49%, на масло – на 59% (с марта). И пока развитые страны поддерживают свои экономики «печатным станком», наивно ожидать снижения мировых цен – сейчас мы видим инфляцию на всех товарных рынках.

В качестве третьего (внутреннего) фактора роста цен можно указать предыдущие ошибки в регулировании рынка. Например, было много возмущений по поводу 70% роста цен на сахар. Но давайте вспомним предысторию. Изначально государство стимулировало аграриев производить побольше сахара (продовольственная безопасность, импортозамещение и все дела). В результате 2019 год стал рекордным – было произведено 7,8 млн тонн сахара. На этом фоне цены на сахар обвалились. Например, если в 2015 г. сахар стоил 52,1 руб./кг и 46,2 в 2018 г., то в 2019 г. цены снизились до 36,4. Из-за затоваривания рынка некоторые производители остались с убытками.

Чтобы избежать дальнейшего снижения цен в 2019 году Минсельхоз рекомендовал сократить посевные площади под сахарную свеклу. Производство в 2020 году сократилось и цены восстановились. Да, они резко выросли. Да, неприятно, что это происходит в кризис на фоне падения доходов и роста безработицы, на фоне роста инфляции в целом. Но сейчас цены на сахар превышают уровень 2016 г. всего на 10%.
Можно приводить и другие примеры, как государство само разбалансирует рынок. Но в целом история учит тому, что государственное регулирование цен заканчивается либо возникновением черного рынка и коррупцией, либо недопроизводством и дефицитом. Так что лучше бы государство просто поменьше зажимало экономику в своих крепких объятиях.

8.2
Индекс
?
Значимость события для федеральной власти
6
Значимость события для региональных властей
6
Значимость для элит
5.5
Значимость для потребителя
6
Экспертные мнения