Как и почему меняется структура российского ВВП

Российская экономика восстанавливается, но это сопровождается изменением структуры ее валового внутреннего продукта (ВВП). К такому выводу пришла группа исследователей Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ). Причем, как пишет газета «Коммерсантъ», они считают, что это изменение было не самым благоприятным.

Фото: Андрей Любимов / АГН «Москва»

Напомним, во втором квартале 2019 года рост ВВП, по информации Росстата, составил 0,9% по сравнению с аналогичным уровнем 2018 года. Аналитики Capital Economics, как сообщала газета, объясняли тогда ускорение роста улучшением ситуации в промышленности и снижением темпов спада в торговле, пострадавшей в начале года от повышения налога на добавленную стоимость (НДС). В то же время Минэкономразвития оценивало рост ВВП в рамках второго квартала в 0,8%.

Согласно данным, приведенным в бюллетене Центра развития ВШЭ, в течение последних пяти лет драйверами роста в экономике страны были добыча полезных ископаемых, транспорт и государственное управление. Между тем торговля за эти годы не выросла, а сократилась. О том, что повлияло на положение дел и по каким причинам показатели ВВП сделались такими небольшими, как сейчас, рассказал Владимир Климанов, заведующий кафедрой государственного регулирования экономики Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС.

«Говорить о росте нашей экономики сейчас в полной мере нельзя хотя бы в силу того, что существующие показатели не подтверждают тех опережающих темпов экономического роста, на которые призывал выйти президент. Мы ожидали, что добьемся их, но этого нет. Но в то же время нет и кризисной ситуации – хотя бы потому, что цены на нефть поддерживаются на высоком уровне. Это является мощным фактором, стимулирующим экономическое развитие в нашей стране.

Фото: АГН «Москва»

Если же анализировать причины активизации и торможения экономического роста, то можно выделить три таких макрофактора. Первый из них как раз связан с ценами на энергоносители: если они высокие, то тогда и нет и не может быть очевидных признаков кризиса. Что же касается других причин, то сохраняющаяся неблагоприятная внешнеэкономическая среда, санкции, которые не ослабевают, а только усиливаются, безусловно, во многом являются тормозом для развития экономики. Однако и появляющиеся импульсы экономического развития в нашей стране иногда во многом связаны с тем, что стимулирование импортозамещения и другие факторы развития экономики в условиях санкций дают определенный позитивный эффект. Например, в последние годы, насколько я знаю, отмечался рост отраслей, которые связаны с производством потребительских товаров. Этого тоже нельзя отрицать.

Третий фактор, влияющий на макроэкономические показатели, связан с необходимостью перевода экономики на какие-то иные, инновационные рельсы. Это, прежде всего, предусматривает снижение сырьевой составляющей; переключение на выпуск продукции, которая может быть экспортно ориентированной, причем даже в условиях той экономической среды, которая есть сейчас, ориентированной на развивающиеся рынки, на Азиатско-Тихоокеанский регион и так далее. Здесь мы не всегда достигаем тех эффектов, которые хотелось бы получить, – инерционность экономической структуры в стране остается достаточно высокой. Так что должного оживления и перехода к инновационности развития пока не наблюдается.

Иллюстрация: minenergo.gov.ru

И то, вклад каких именно отраслей в рост ВВП заметен, определяется сочетанием этих факторов. А есть еще нерыночный сектор, который оценивается особым образом. Говорить о том, какова роль, например, образования или здравоохранения в повышении ВВП, всегда очень сложно, потому что даже прямой рост заработных плат в этом секторе и, соответственно, увеличение денежного валового объема услуг, которые в этих сферах производятся, при международных сопоставлениях не всегда дает однозначное числовое выражение.

Дело в том, что нерыночные услуги сравниваются в разных секторах не по рыночному обменному курсу, а по паритетам покупательной способности. Так что даже если мы усиленно наращиваем заработные платы (которые являются активным компонентом в том числе и валового внутреннего продукта) в таких секторах, при пересчете в другие валюты мы не добиваемся в этих сферах должного экономического роста. Поэтому я бы очень осторожно относился к сообщениям о том, что вклад каких-то отраслей нерыночного сектора существенно увеличивается. Хотя по факту он и увеличился. За последние годы там, где мы во многом отставали, в том числе в нерыночных отраслях, мы какое-то увеличение объемов произвели.

Но, повторю, здесь сопоставление нужно делать очень осторожно, и считать этот вклад достаточно сложно. Тем более, когда вклад касается сектора госуправления», – сказал Владимир Климанов.

Экспертные мнения