Не то и временно. Меры борьбы с бедностью не обещают успеха

© Николай Винокуров / Фотобанк Лори


Почти 20% малообеспеченных семей в России с 2014 по 2018 годы не получали помощи от государства, констатировала Счетная палата. Этот вывод ее аудиторы сделали на основе данных Выборочного наблюдения доходов населения и участия в социальных программах Росстата. В 2020 году государство стало активнее поддерживать нуждающихся, но временная поддержка не даст долгосрочного эффекта, отмечает информационное агентство РБК.

Контрольно-ревизионное ведомство анализировало государственную социальную политику до июля 2020 года. Согласно отчету СП, данные которого есть у информагентства, на семьи с доходом ниже прожиточного минимума на каждого с 2014 по 2018 годы приходилось лишь 22–26% от общего объема социальных выплат. При этом 19-20% малоимущих семей все эти годы не получали вообще никаких пособий.

Ни национальные проекты, ни программы правительства не обеспечивали достижения поставленных президентом РФ задач в сфере борьбы с бедностью, указали в Счетной палате по итогам проверки. Напомним, одной из национальных целей глава государства назвал рост реальных доходов россиян и снижению уровня бедности к 2024 году вдвое. Это было зафиксировано в майском указе 2018 года.

Аудиторы пришли к заключению, что система соцподдержки должна быть изменена. По их мнению, каждое пособие должно значительно повышать уровень доходов получателя – или должно быть заменено. И получать поддержку должны в первую очередь уязвимые категории населения, включая те, которые подвержены риску попасть за черту бедности.

Пандемия коронавируса и ее последствия осложнили борьбу с бедностью, отметили в СП. Аудиторы ожидают, что влияние этого фактора окажется долгосрочным. Правительство оценивало влияние пандемии на уровень бедности достаточно осторожно: по его расчетам, из-за нее уровень бедности к началу 2021 года вырастет до 13,1% – при 12,3% по итогам 2019 года. В 2021 году правительство прогнозирует этот уровень в 12,8%, а затем ожидает его ежегодного снижения – до 10,7% к 2024 году и до целевого уровня 6,5% к 2030 году. Эти данные содержатся в октябрьском плане кабмина по достижению целей развития.

В связи с пандемией президент подписал новый указ о национальных целях развития России. Срок выполнения задачи по сокращению бедности вдвое отодвинут до 2030 года.

По оценке Всемирного банка, на социальную помощь Россия тратит примерно 2,8% ВВП в год (в 2019 году это превышало 3 триллиона рублей). В то же время эксперты отмечают, что немалая часть бедных граждан не получает социальных пособий. Это подтвердила и ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Елена Гришина. По ее мнению, такое положение дел связано как со сложностью процедуры оформления прав на помощь, так и с недостаточной информированностью граждан о мерах поддержки. Кроме того, для живущих в отдаленных населенных пунктах затраты на проезд для подачи документов могут превышать номинальный размер пособия, указала эксперт.

Еще одна сложность связана с получением справок о доходе, которую нуждающиеся не всегда могут представить, так как многие из них заняты в теневом секторе экономики. Этот сектор достаточно велик: по информации Росстата за третий квартал 2020 года, в стране около 14,6 миллиона человек заняты неформально (это 20,7% от общей численности занятых). Ряд программ помощи предусматривает, что получать ее могут лишь зарегистрированные безработные или те, кто представил сведения об официальном заработке.

В связи с пандемией в 2020 году в России были назначены антикризисные социальные выплаты, включая увеличенные пособия по безработице и выплаты семьям с детьми. Общий размер выплат превысил 0,7 триллиона рублей, указывало Министерство финансов РФ. И разовые выплаты по 10 тысяч рублей на каждого ребенка получили почти все, кому они полагались (это не предполагало условий и требовало минимум документов). А вот выплаты на детей от 3 до 7 лет – не все, кто мог на них рассчитывать, рассказала Гришина. Для получения этих выплат требовалось подтвердить, что доход на каждого в семье ниже прожиточного минимума.

Временные меры, которые принимаются в 2020 году, не могут иметь длительного влияния на ситуацию, объяснили журналистам в Счетной палате. А вот новые постоянные адресные меры – такие, как поддержка семей с детьми до 3 лет и от 3 до 7 лет – могут понизить уровень бедности примерно на 2 процентных пункта. В ведомстве полагают, что создание действенной адресной системы соцподдержки поможет сократить дефицит доходов бедных семей, уменьшить число бедных семей, не получающих выплат, и снизить уровень бедности.

СП также обращает внимание на то, что в 2014-2018 годы люди с доходом ниже двух прожиточных минимумов (тогда этот показатель составлял от 8 тысяч до 10 тысяч рублей) в среднем получили 58,3% общей суммы социальных выплат. Это означает, что более 40% всех выплат досталось более обеспеченным людям, то есть что бедные семьи не являются приоритетными получателями социальных выплат, отмечает СП.

Аудиторы предложили считать адресной ту поддержку, которая нацелена на уязвимые слои населения, и расширить объем социальных выплат. Они рекомендовали ввести дополнительные измерения для оценки благосостояния населения и измерения глубины бедности (например, учитывать долговую нагрузку населения, дефицит доходов и т.д.), а также систематизировать существующие меры господдержки.

В Минтруде, впрочем, журналистам пояснили, что социальная политика ориентирована не только на помощь гражданам с доходами ниже прожиточного минимума, но и на предотвращение снижения доходов людей в трудной жизненной ситуации.

Эксперт Марат Салимов (кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева, г. Саранск) комментирует:

Чтобы подтвердить статус малоимущей семьи, необходимо предоставить справки с места работы, справки о доходах. Эксперты правильно отметили, что многие, особенно малоимущие, предпочитают работать в теневой сфере и получать живые деньги, чтобы просто выживать. Для государства такие люди фактически безработные, предоставленные сами себе. Если ты справки с места работы не предоставляешь, то нуждающимся ты не являешься, выпадая из поля зрения государства. Выплаты, например на детей, были произведены без каких-то дополнительных условий. Однако сегодня предоставление мер происходит по старой схеме.

На мой взгляд, нужно изменить в системе следующее. В первую очередь, помощь должна оказываться семьям, которые имеют детей, и многодетным семьям особенно. Эта категория тратит средства на покупку продуктов питания, товары первой необходимости. Причем отечественного производства. То есть все это рассчитано на стимулирование потребления внутри России, эти деньги не уходят за рубеж. Поэтому есть необходимость и упростить, и расширить список людей, которые нуждаются в помощи.

Еще один важный момент. Все социальные выплаты не должны носить символический характер. Все мы помним отмену такой символической выплаты семьям с детьми до трех лет в размере 50 рублей. В итоге упразднили саму выплату, оставив ее только для нуждающихся или малообеспеченных. То есть остальные семьи остались без этой меры поддержки. Если мы оказываем помощь, то выплаты должны гарантировано влиять на качество жизни. А государство имеет право проверять их использование. То есть если человек действительно нуждается, он эти выплаты потратит на необходимые вещи. Если человек просто хочет повысить свое благосостояние, то ему тогда просто нужно пойти и устроиться на работу.

Я не согласен с экспертами, которые предложили считать долговую нагрузку в качестве критерия малообеспеченности. Я против. Тогда мы не сможем остановить этот кредитный бум. Это путь тупиковый.

Экспертные мнения