Олег Сухарев (Москва): В силу того, что мы возвращаемся к доковидной политике, обрабатывающие производства, или так называемая реальная экономика, будут страдать

Эксперт Олег Сухарев рассуждает о том, что промпроизводство в ноябре 2021 года демонстрировало семипроцентный рост в измерении «год к году»:

Действительно, в 2021 году у нас заметно росла нефтехимия, фармацевтическая промышленность; значительный рост показала приборная база в медицине – шприцы, медикаменты, маски, перчатки и так далее. Наблюдался также рост в добывающей промышленности. Неплохо себя показал даже сектор IT. Я бы сказал, что в целом пандемия, как и меры поддержки в связи с ней, принятые в 2020 году, стали для этих отраслей промышленности толчковым фактором и обеспечили рост.

Этот рост можно считать восстановительным, поскольку промышленность в 2020 году просела очень серьезно. Например, второй квартал показал спад промпроизводства на 9%. В третьем и четвертом кварталах спад был меньше, но в среднем по трем кварталам наблюдался даже спад ВВП. По сути, рост и ВВП, и промышленного производства в прошлом году происходил только в первом квартале, да и то был небольшим. А с 28 марта был введен локдаун, что дало во втором квартале обвальное падение показателей. Поэтому показатели 2021 года по сравнению с этими, конечно, выглядят весьма неплохо.

Прилично этот год выглядит и по ВВП, и по промышленному производству, и даже по располагаемым доходам, которые, по существу, три квартала подряд росли. ВВП также рос три квартала подряд: на 10% во втором квартале, на 4,3% – в третьем. В четвертом, видимо, будет какой-то близкий к этому результат. То есть у нас идет торможение роста, и такая динамика отмечается как по ВВП, так по промышленности. Ну, а кластер отраслей, которые я уже перечислил, был локомотивом роста.

Что касается точности прогнозов, то тут уместно вспомнить так называемое правило Черномырдина: как говорил когда-то Виктор Степанович, «прогнозы – дело сложное, особенно когда речь идет о будущем». Это, конечно, правило называют в шутку, но доля правды в самом утверждении есть: спрогнозировать не только тренд, но и масштабы изменений трудно и даже не всегда возможно. Поэтому неудивительно, что достигнутые показатели заметно превысили прогнозные – никто не мог оценить, как в точности скажутся принимаемые меры.

Правда,   Мы раскрутили инфляцию в основном через потребительское кредитование, соцподдержку и программы совокупного спроса, но когда поднимают общую ставку и сдерживают инфляцию, бьют в целом по росту экономики. Включая и обрабатывающие производства. Так что высокие результаты в 2021 году постепенно нивелируются.

Вообще-то, и без ковидного кризиса многие прогнозы оказывались весьма неточными в силу многофакторности экономики и слабого учета именно этих многих факторов в прогнозных моделях. Модели эти, как правило, проще реальности и в математическом написании, и в концептуальном представлении. Они не могут предугадать институциональных изменений, технологических изменений, каких-то добавочных эффектов, связанных с международной динамикой. Хотя, по идее, должны были по совокупному спросу хотя бы ориентировочно предугадать всплеск. Но не смогли этого сделать, как не сработали прогнозы и при кризисе 2007-2009 годов. Ну, а при ковиде развитие событий тем более стало труднопрогнозируемым.

Но, кстати, пусть никто не предсказал подъема на 10%, но, по крайней мере Минэкономразвития говорило об ожидаемых 3-4%. Я вот тоже в прогнозе ошибся – полагал, что рост начнется со второго полугодия, а он начался уже во втором квартале. Впрочем, и прогноз с точностью плюс-минус квартал – это уже не плохо . Может быть, кто-то сказал точнее, но только если угадал интуитивно.

 

Экспертные мнения