Реорганизация сектора. Почему госкомпаний становится меньше

Число государственных компаний и компаний с государственным участием в России уменьшается, свидетельствуют данные Росстата. В то же время из статистики следует, что доля государства в экономике остается стабильной, если не увеличивается. То есть речь идет не о сокращении, так как никаких масштабных приватизационных процессов не наблюдается, а о реорганизации.

Фото: pixabay.com

Как пишет информационное агентство РБК, с 2016 по 2019 год число юридических лиц, находящихся в государственной собственности, уменьшилось на 9% (с 65,5 тысячи до 59,6 тысячи), а число компаний, в которых государство владеет свыше чем четвертью акций, сократилось на 30% (с 1557 до 1084). Оценить динамику этого процесса за более продолжительный период пока невозможно, поскольку до 2016 года Росстат не собирал сведений о количестве юридических лиц в государственной собственности, уточнили журналистам в пресс-службе ведомства.

При этом в секторе компаний с государственным участием снижение наблюдается во всех разделах: там, где государству принадлежит от четверти до половины акций; там, где оно владеет более чем половиной; там, где государству принадлежит так называемая «золотая акция». Опрошенные изданием эксперты назвали это сокращение рациональным, так как для иерархической системы управлять слишком большим количеством компаний достаточно сложно.

О том, по какой причине и с какой целью производятся эти сокращения, а также о том, можно ли ожидать изменения доли государства в российской экономике в ближайшей и среднесрочной перспективе, рассказал Борис Пивовар, старший преподаватель факультета рыночных технологий Института отраслевого менеджмента РАНХиГС.

«Если говорить о цели и причинах сокращения числа госкомпаний, то тут многое зависит от того, какой сектор экономики рассматривать. Скажем, сейчас явно видно усиление государственного участия в банковском секторе. У нас в принципе со времен 1990-х годов достаточно много банков, такое их количество не нужно российской экономике. Если посмотреть на Европейский союз, то на него и практически всю Европу наберется 20-30 банков, а у нас на одну Россию их было больше тысячи.

Поэтому Центральный банк начал очищать систему, а некоторые банки при этом брать «под крыло» – как было, например, с Банком Москвы. В этой сфере, таким образом, шло и сейчас еще идет укрупнение за счет сокращения доли участников. И, в принципе, можно сказать, что в других секторах происходит нечто подобное: компаний было больше, была более острая конкуренция, чем сейчас. Но государство намного мощнее, чем частный сектор, который сейчас к тому же испытывает существенные проблемы. Ведь практически любая более или менее крупная компании сейчас находятся под санкциями или близка к этому. Или она, чтобы не подпасть под санкции, пытается быть условно «приятной» для США и Евросоюза – что государству не нужно, так как надо решать внутренние проблемы.

Словом, я не вижу причин для того, чтобы процесс сокращения численности компаний с государственным участием прекратился. Мне кажется, он будет только усиливаться, если в политическом и экономическом курсе государства все будет по-прежнему. Да, мы сейчас много рассуждаем о необходимости привлекать инвесторов, в том числе зарубежных. Но кто к нам пойдет, если страна находится под санкциями и в любой момент может получить очередную их порцию?

Фото: pixabay.com

Если же говорить о том, что сокращение числа госкомпаний или компаний с государственным участием рационально, так как избавляет государство от необходимости контролировать слишком большое их число, то да, так оно и есть. Большее количество труднее контролировать, а государству важен контроль, в том числе для собираемости налогов и просто для мониторинга общей ситуации и контроля над нею. Когда у тебя тысяча банков, часть этих организаций все же занимается неясно чем. Когда их число сокращается, мониторить происходящее становится куда проще. Плюс другие видят тенденции и перестают проводить финансовые махинации и прочие нелегальные действия.

Есть, например, сектора, в которых присутствие и даже полный контроль государства вообще не вызывает вопросов – например, атомная промышленность. Корпорация «Росатом», действующая в этой сфере, всего одна, и тут стопроцентный контроль государства обоснован. Есть нефтяной и газовый сектор, где участие государства тоже оправданно и важно: мы видим, что у того же «ЛУКОЙЛа», или «Газпрома», или «Роснефти» бывают проблемы за границей. Но есть, например, территории, на которые даже государственные предприятия могут оказываться конкурентами друг другу, так что и дальнейшая реорганизация с сокращением общего числа компаний не исключена. Если невозможно привлечь внешние ресурсы для роста эффективности компаний, то, значит, нужно их как-то оптимизировать.

Что касается доли государства в экономике, то, думаю, она будет более или менее сохраняться на нынешнем уровне. Она не будет расти, потому что дальше расти почти некуда – разве только вернуться во времена СССР, когда государственным было все. Но и сокращаться эта доля не будет – мы будем продолжать балансировать на нынешнем уровне, в условной «точке равновесия», в ситуации, которая более или менее устраивает и общество, и бизнес.

Я очень надеюсь, что когда будут возрождаться экономические взаимосвязи с другими странами, доля государства в экономике начнет постепенно уменьшаться за счет приватизации. Но пока этого не предвидится», – сказал Борис Пивовар.

Экспертные мнения