Рустам Танкаев (Москва): Ужесточая налогообложение, мы сворачиваем налоговую базу

Эксперт Рустам Танкаев рассуждает о том, что Минфин планирует отменить «неэффективные» налоговые льготы для нефтяников:

Мне бы хотелось, чтобы мне назвали такую отрасль промышленности, которая не была бы связана с нефтяной и газовой отраслью. Вся современная технологическая оснащенность человечества создана в основном за счет «нефтяных» денег нефтяными компаниями. Поэтому говорить о развитии какой-то другой промышленности, кроме нефтяной, просто бессмысленно. В России самый высокий в мире уровень налогообложения нефтяного комплекса. И, видимо, самый высокий в истории. Вот такой вот эксперимент, который поставил финансовый блок российского правительства, в принципе неизбежно должен закончиться экономическим кризисом в России в целом.

Наше министерство финансов постоянно пытается ввести новые налоги, ужесточить уровень налогообложения. Но уже до такой степени очевидно, что этого делать нельзя, что даже возможности ужесточения у министерства финансов уже ограничены. И в этой ситуации остаются всякие косвенные решения, одно из которых – отмена льгот. Нужно отметить, что наши нефтяники имеют не так уж много льгот. В основном льготы имеют компании если не второго эшелона, то уж точно не первого. Например, компания «Лукойл». Вот у нее льготы очень развиты. Есть такие компании, как «Новатэк». Они тоже чрезвычайно обеспечены льготами. Современный уровень налогообложения нефтяных компаний полностью закрыл все проекты в Арктике, которые не имеют льгот. И все проекты на Дальнем Востоке, которые не имеют льгот. Что с нами будет?

С 1 января 2019 года вся нефтеперерабатывающая промышленность стала убыточной. Из-за этого ни один инвестиционный проект там реализован быть не может. Для того, чтобы нефтеперерабатывающие заводы хоть как-то работали, правительство дает всяческие дотации, компенсации и т.д. Но когда вы обсчитываете инвестиционный проект, вы не можете учитывать возможные компенсации. Вы учитываете тот уровень налогообложения, который реально существует. А при том уровне налогообложения, который реально существует, ни один инвестиционный проект по нефтепереработке в России невозможен. Конечно, он невозможен в Арктических районах, на Дальнем Востоке. Что из-за этого произошло? Остановилась программа реконструкции, остановилась программа строительства новых заводов. На Дальнем Востоке должны были построить новый нефтехимический комбинат, который должен был обеспечить 100 тысяч рабочих мест в регионе. Это целый большой город. Этот проект был зачеркнут. Соответственно, на Дальнем Востоке сейчас производится 3 млн тонн нефтепродуктов, тогда как в регионе нужно 6 млн тонн. Приходится их возить издалека или каким-то образом снижать потребление.

К чему может привести дальнейшее повышение уровня налогообложения? У нас нет рыночных цен на бензин. Цены на бензин устанавливаются административно. И в этой ситуации высокий уровень налогообложения и фиксированные цены на бензин приводят к тому, что вся эта цепочка планово убыточна. Соответственно, производство бензина держится только на том, что большая часть производящих бензин компаний не может отказаться от государственной помощи. Постепенно экономика нашей страны заходит в тупик. Почему? Ужесточая налогообложение, мы сворачиваем налоговую базу. Мы видим, к чему это приводит: безработица, уменьшение малых и средних компаний, в том числе и в нефтяной промышленности.

Экспертные мнения