Сергей Толкачев (Москва): Пора бить во все колокола и проводить политику инфляционной безопасности

Эксперт Сергей Толкачев рассуждает о том, что непродовольственная розница на три четверти остается импортной:

О чем говорят эти показатели? О том, что декларируемые успехи в программах импортозамещения непродовольственных товаров широкого потребления – обуви, туалетной бумаги, других самых простых товаров, не говоря даже об электронике – увенчались очень скромным успехом. Причина этого, видимо, в том, что начавшаяся в 2014 и проводившаяся в 2015 году политика импортозамещения была некомплексной. Дело закончилась составлением очередных программ, «дорожных карт» и выделением скудного финансирования. А весь комплекс экономической политики, который должен был включать в себя и валютные механизмы, и экспортно-импортные механизмы (дополнительное ограничение импорта и содействие экспорту), и все стимулы кредитной, финансовой и организационной поддержки, использован не был.

Между тем это – разумные административные и организационные методы по созданию конкурентоспособных кластеров производства продукция народного потребления, которая должна была бы замещать импорт, и они были известны. Но все было пущено на самотек, не управлялось – и вот результат. Представители Высшей школы экономики в очередной раз открыли нам глаза на то, что отечественной у нас является только четверть непродовольственной продукции. Причем даже бумага в нашей самой древесной, самой лесной державе (которая, по законам, открытым Майклом Портером и касающимся кластеров, должна была просто завалить бумагой и сопутствующими изделиями весь мир, а уж себя-то обеспечить с лихвой) у нас импортируется.

Инфляционные последствия этого, на мой взгляд, сейчас начнут только нарастать, поскольку у продовольственных и непродовольственных товаров механизм импортируемой инфляции одинаковый. Я его называю двухмоторным. Первый «мотор» всегда работал: когда у нас под влиянием событий падал рубль, росли рублевые цены на всю импортируемую продукцию. А с 2021 года прибавился и второй «мотор» – повышение долларовых цен на всю продукцию (ну, и цен в других резервных валютах). Это происходит за счет безумной накопленной эмиссии, которая продолжается уже 12 лет, а в прошлом году получила новый мощный импульс.

Поэтому цены на товары народного потребления растут везде в мире. А поскольку наша экономика очень тесно интегрирована в мировую, наши внутренние цены уже давно тоже завязаны на зарубежные. То есть ценообразование на наших рынках продукции ориентируется на мировые. Если в США выросла цена на бумагу на 20%, то и у нас она только за счет этого «мотора» инфляции вырастет не менее чем на 20%.

Вывод: пора бить во все колокола и проводить политику инфляционной безопасности. Но не путем повышения ключевой ставки, а путем комплексной очень жесткой политики, направленной на отграничение от внешних рынков и на поддержку отечественных товаропроизводителей.

Экспертные мнения