Shell меняет подход к российскому рынку?

Владимир Путин/Фото АГН «Москва»

18 июля в Санкт-Петербурге состоялась встреча президента России Владимира Путина с исполнительным директором британско-нидерландской компании Royal Dutch Shell Беном ван Берденом. О том, что встреча планировалось на этот день, журналистам сообщил помощник президента Юрий Ушаков, передает информационное агентство Reuters. Позже информационное агентство ТАСС сообщило, что встреча состоялась и что на ней обсуждались планы дальнейшего сотрудничества.

Глава компании заявил, что проект по разведке и добыче дополнительных запасов углеводородов в Сибири станет «крупнейшей инвестицией в российскую экономику с точки зрения разведки и добычи нефти за последние пять лет». «Если говорить о сегменте переработки и сбыта, розничном сегменте, то здесь стоит отметить важность, которую Россия играет с точки зрения роста для нашей компании: она входит в топ пять крупнейших экономик. В рамках развития сети АЗС в России в ближайшие пять лет мы еженедельно будем открывать одну новую АЗС», – добавил Бен ван Берден.

Бен ван Берден /Фото kremlin.ru

Полной неожиданностью это объявление не стало. О том, что Shell рассматривает возможность войти в новые проекты в России, в интервью газете «Коммерсантъ» в самом конце 2018 года говорил председатель Shell в России Седерик Кремерс.

Shell является одной из крупнейших в мире нефтяных компаний, по состоянию на 2018 год она даже признана крупнейший в мире, уточняет ТАСС. В рейтинге Forbes она находится на одиннадцатом месте среди самых больших публичных мировых компаний во всех сферах, а по выручке – на третьем месте. Компания ведет геологическую разведку нефти и газа, а также добывает их в более чем 80 странах мира. На сегодняшний день она является одним из крупнейших иностранных инвесторов в российскую нефтегазовую отрасль, участвует в разработке Сахалинского шельфа и месторождений Салымской группы в Ханты-Мансийском автономном округе РФ.

Как отмечала пресса, в рамках Петербургского международного экономического форума в 2019 году Shell и испанская компания «Repsol» подписали соглашение о намерениях по созданию совместного предприятия для освоения Лескинского и Пухуцяяхского участков на полуострове Гыдан. Компания также активно занимается маркетингом смазочных материалов в России: на ее долю приходится около 20% всего импорта моторных и индустриальных масел в стране.

Заправка Shell / Фото FotograFF / Фотобанк Лори

Говоря о том, почему президент России планировал встречу с руководителем иностранной нефтяной компании, Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития, подчеркнул, что это отнюдь не первая встреча такого рода. «Исполнительный директор компании Shell уже неоднократно встречался с Владимиром Владимировичем. Эти встречи проходят под эгидой встреч с ключевыми иностранными инвесторами – а Shell для нас как раз один из ключевых иностранных инвесторов. Это нормальная практика – встречаться с представителями крупных иностранных инвесторов, президент так встречался и с руководством ВР», – сказал Сергей Пикин.

По мнению Алексея Белогорьева, заместителя директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов, инициатива проведения встречи, вероятнее всего, принадлежала руководителям Shell.

«Сложно сказать, кто инициировал эту встречу. Честно говоря, маловероятным кажется, что это могла бы администрация президента России – скорее, это были представители Shell. У Shell, насколько мне известно, проблемой остается сахалинский проект с третьей очередью СПГ-завода (завода по производству сжиженного природного газа в рамках проекта «Сахалин-2» – прим.ред.). Там действительно есть что обсуждать; не уверен, правда, что это следует делать на уровне президента, однако с «Газпромом» у Shell, видимо, не получается прийти к компромиссному варианту. Поскольку мы видим, что из года в год откладывается запуск пресловутой третьей очереди.

Правда, Shell вышла из Балтийского СПГ, и это могло бы заставить сомневаться в заинтересованности компании в участии в иных российских проектах. Но из Балтийского СПГ она вышла не как из СПГ-проекта, а в силу того, что «Газпром» решил комбинировать проект с газопереработкой. А СПГ по-прежнему является глобальным приоритетом Shell.

Emblem of the Royal Dutch Shell oil company / FotograFF / Фотобанк Лори

Вообще, если говорить об ожиданиях от встречи, я полагал, что основным предметом обсуждения станет как раз вопрос с Сахалином. И не исключал, что будет обсуждаться что-то по части нефти, но, честно говоря, мне не кажется, будто у Shell в этой сфере очень большие амбиции в России. И надо еще учитывать проблему санкций, потому что в последние полтора-два года риски для тех, кто сотрудничает с Россией, существенно возросли. Так что, скорее всего, встреча требовалась в том числе для подтверждения благоприятных инвестиционных условий вообще и условий работы Shell в России в частности», – объяснил Алексей Белогорьев.

Юрий Кафиев, независимый эксперт в области топливо-энергетического комплекса, подчеркнул, что Shell является не только крупнейшим, но и одним из немногих оставшихся в России иностранных инвесторов.

«Это один из немногих иностранных инвесторов в российском нефтегазе. В нашей стране в последнее время из крупных нефтяных компаний остались только Shell и Total, причем Total занимается в основном одним лишь газовым заводом на Ямале, а Shell – СПГ-заводом на Сахалине. И поскольку Россия сейчас находится под санкциями, трудно ожидать, что речь всерьез зайдет о новых проектах. В первую очередь для Shell, на мой взгляд, важно было просто подтвердить свой интерес к России и к сахалинскому проекту.

А если говорить о прозвучавших в СМИ планах Shell по части АЗС, то они пока выглядят сомнительно. Дело в том, что АЗС – это низкомаржинальный бизнес. И у Shell в России практически нет заправок: те, что у нее прежде были, она, если вы обращали внимание, постепенно продала. Остались буквально считанные единицы. И еще: недавно в печати появилась информация о том, что финская компания Neste, которая в 1990-е годы была очень активна на розничном рынке Санкт-Петербурга (тогда все хвалили ее бензин, если помните), стала продавать свои заправки компании «Татнефть». То есть в целом иностранцы уходят из этого сектора.

Фото: pixabay.com

При этом теоретически возможность осуществить заявленные намерения у Shell существует: на заправки ведь никто не налагал санкций, открывать их иностранным компаниям в России можно. Но если делать это еженедельно, придется за год открыть их где-то 52, а каждая заправка – хорошая, в фирменном стиле Shell – стоит несколько миллионов долларов. Получается очень большая инвестиция, и непонятно, зачем это нужно, поскольку этот рынок в России достаточно насыщен. Не удивлюсь, если окажется, что тот, кто сообщил эту информацию, что-то недослышал или не так понял. К тому же это строится не быстро, за неделю даже одной заправки не построить – требуется несколько месяцев. А если покупать у кого-то готовые, то тоже сложно будет – цены на АЗС сразу взлетят.

Если же вернуться к главному, то все бы хотели, чтобы Shell каким-то образом стала обходить санкции и открывать в России совместные предприятия. И, думаю, хотели бы еще, чтобы Shell участвовала в разработке российского арктического шельфа. Но такой вариант развития событий выглядит совсем уж малореальным», – считает Юрий Кафиев.

Экспертные мнения