Штатная проблема. Бизнес жалуется на банки из-за фиктивной помощи

Эльвира Набиуллина (Фото: Михаил Терещенко / ТАСС)


Со счетов предпринимателей
, бравших кредиты на поддержку занятости по программе «ФОТ 2.0»  и выполнивших ее условия, банки все равно сняли сумму кредита по ставке в 15%. О таких случаях журналистам газеты «Известия» сообщили бизнесмены, участвовавшие в программе. Между тем она обещала полное или частичное списание долга при сохранении всего или большей части штата и ставку в 2%. В Пенсионном фонде России утверждают, что в каждом из случаев на деле происходило сокращение штата.

Программа «ФОТ 2.0», предоставляющая льготные кредиты для малого и среднего бизнеса под 2% для сохранения занятости, по решению правительства стартовала 1 июня 2020 года. Она стала одной из антикризисных мер, нацеленных одновременно на поддержку бизнеса и граждан. Программа предполагала, что предприятие сможет получить кредит, размер которого будет пропорционален численности работников и числу месяцев с даты заключения договора до 1 декабря 2020 года.

При этом предусматривалось, что за предприятия, которые до 1 апреля 2021 года сохранят от 90% до 100% штата по сравнению с их численностью на 1 июня 2020 года, кредит с процентами выплатит государство. Сохранившим от 80% до 90% штата предлагалось вернуть половину займа и процентов. В остальных случаях компании обязаны выплатить всю сумму займа и 15%.

На конец марта 2021 года требования сохранить численность сотрудников штата выполнили 99% бизнесменов, бравших кредиты на эти цели, заявлял министр экономического развития РФ Максим Решетников. Эти данные он озвучил на брифинге 25 марта 2021 года; информация о мероприятии и высказываниях главы ведомства была размещена на сайте МЭР. Министр отметил, что цифры эти были предварительными. И все же в целом в ведомствепрограммы «ФОТ» и «ФОТ 2.0» оценили как мощный фактор поддержки и занятости, и бизнеса.

Однако теперь бизнесмены стали говорить, чтобы вынуждены выплачивать кредит целиком, хотя выполнили условия программы. В частности, об этом рассказала газете директор ООО «Фэмили групп» из Новосибирска Елена Имансикатова. По ее словам, в фирме работали три человека; в конце августа 2020 года она взяла в Сбербанке кредит на 216 тысяч рублей и никого не увольняла. Однако Сбербанк потребовал погашения кредита – так как, по его данным, на 1 июня в компании числились четыре сотрудника (и, значит, с тех пор произошло сокращение более 20% штата).

По словам предпринимательницы, банк ориентировался на справку СЗВ-М, которая показывает движение работников: в ней фигурировал как уволившиеся человек, так и пришедший сразу же на его место. Позже отчетность была скорректирована, что допускали условия «ФОТ 2.0», а МЭР и ФНС подтвердили факт сохранения численности сотрудников. И все же банк продолжает говорить о нарушении условий и  требовать возврата кредита по ставке в 15%. Имансикатова намерена решать вопрос в суде.

Позицию Сбербанка уже оспаривает в суде Михаил Яковлев из Владимира. Он подписывал договор о предоставлении кредита на 3,6 миллиона рублей 15 июня и в том же месяце сократил двух человек, 10% от общего числа работников, так что мог ждать списания долга. По его словам, в конце декабря в Сбербанке ему сообщили, что кредит спишут. Но через двадня он получил уведомление о необходимости погасить займ, а днем позже со счетов списалисредства. В этом случае банк сравнивал численность сотрудников фирмы с данными заапрель, когда их было больше, хотя правительство предписало брать данные за май.

Нечто подобное произошло и с директором ООО «Нэртис-авто» из Норильска Евгением Шиповаловым. Льготный кредит он брал в июле, когда у его фирмы было 16 сотрудников, и сохранил их всех. Но банк ориентировался на апрельские показатели, когда людей было  больше, и заставил предприятие погасить кредит по ставке 15%. В компании считали ситуацию очевидной, а потому решили, что нет смысла обращаться в суд. Предприятие погасило кредит по ставке в 15% и смирилось с тем, что помощь не была реальной.

В МЭР, комментируя ситуацию по просьбе газеты, рекомендовали заемщикам, у которых численность работников подсчитали неверно, подать уточненные данные в ПФР до 5 апреля 2021 года. В Сбербанке заявили, что действовали строго в соответствии с постановлением правительства, а для мониторинга занятости использовали данные о численности сотрудников компании из ПФР, зафиксированные на платформе Федеральной налоговой службы. На 1 июня на платформе ФНС приводились данные за апрель, поскольку отчетностьза май подают до 15 июня. В ФНС, в свою очередь, указали, что служба не имеет полномочий принимать или комментировать решения по кредитам.

Проблемы подобного нередки, судя по обращениям за консультацией в «Деловую Россию», рассказал член генерального совета этого бизнес-объединения Максим Лалакин. Он предположил, что при передаче данных о числе сотрудников из ПФР в ФНС имел место сбой, пояснив, что в апреле таких ситуаций уже не возникало. «ФОТ 2.0» он считает чрезвычайно эффективной антикризисной мерой. В ПФР утверждают, что ошибок в передаче данных не было, и винят в возникновении проблемы работодателей, неточно определивших сроки движения численности сотрудников. В фонде заявили, что специальная проверка подтвердила сокращение численности штата во всех трех упомянутых случаях.

В «Опоре России» отметили, что жалоб со стороны бизнеса действительно было немного. Программа льготного кредитования показала себя очень хорошо и позволила выжить многим небольшим фирмам, указал исполнительный директор организации Андрей Шубин.

Эксперт Евгений Ющук (бизнес-тренер, директор компании «Маркетинг рисков и возможностей», Екатеринбург) комментирует:

Это типичная «неразбериха военного времени» — когда механизмы снабжения (в данном случае деньгами) написаны, как говорится, на коленке, а участники впервые оказались в одной команде и не имеют опыта взаимодействия друг с другом. В результате благое намерение государства вылилось сначала в то, что пострадали люди, не удержавшие штат в полном объеме.

При этом можно сказать, что они не рассчитали свои силы, когда брали кредит. Но рассчитать силы в данном случае непросто: когда закончится пандемия, никто и сейчас толком не знает, а тем более не знал тогда. В начале пандемии вообще пытались ее полностью сбить карантином – во Вьетнаме и Китае справились, к слову, месяца за полтора.

Сработал и человеческий фактор: руководитель предприятия может быть, и планировал сохранить численность, но люди разъехались по домам, например. Механизма их удержания, тем более в неработающей компании, особо нет. Крепостное право отменено все же давно.

Правда истории тех, кто не смог удержать численность и поэтому попал в проблему, практически сразу начали обсуждаться в СМИ, и многие небольшие предприниматели начали заполнять численность родственниками и знакомыми, чтобы уложиться в норматив. Это СМИ также описывали.

Сейчас, судя по публикациям в прессе, в основном проблемы испытывают те, кто стал жертвой формальной отчетности: справки о численности передали не на дату подписания кредита, а на предыдущую. Проконтролировать это предприниматели не догадались – и в итоге не выполнили норматив. Часть из них пытается корректировать данные официально (такой механизм есть, но он не гарантирует результата), часть просто несет потери.

При этом банк, может быть, и рад пойти навстречу (хотя не факт — все же высокая коммерческая ставка ему интереснее), но не может этого сделать просто так, потому что государство за свои деньги требует точного выполнения инструкций. Тот, кто от инструкции отклонился, априори рассматривается как нарушитель законодательства – независимо от мотивов, которые побудили к этому отклонению. Решение будет принимать суд, если предприниматели готовы в него идти, но это гарантирует им дополнительные затраты и не гарантирует выигрыша.

В общем, все как всегда: не экономьте на грамотном юристе в момент оформления договора – и сэкономите в дальнейшем на отсутствии сюрпризов во время его исполнения.

Экспертные мнения