Смена юрисдикции. Куда бизнес уйдет от новых налогов

© Игорь Низов / Фотобанк Лори

Предприниматели из России, которые являются резидентами Кипра, Мальты, Люксембурга и Нидерландов, ищут новые возможности для вывода капитала. О множестве запросов на сопровождение при «смене прописки» бизнеса журналистам газеты «Известия» рассказали в крупнейших аудиторских компаниях PwC, EY, Deloitte и KPMG.  По их данным, часть бизнесменов думает и о возвращении в Россию, другие планируют перебираться в иные относительно привлекательные по условиям юрисдикции – например, в Ирландию, Великобританию, Францию, Гонконг и т.д.

Многие крупные бизнесмены из России на родине не живут и бизнес предпочитают выстраивать по месту своего реального пребывания, отмечают СМИ.

Изменения в ситуации с выводом капиталов президент России Владимир Путин анонсировал в обращении гражданам 25 марта 2020 года. Он говорил о повышении ставки налога на вывод дивидендов за рубеж до уровня в 15%, писала газета «Ведомости». Формально ставка таковой уже является, но соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН), которые у России заключены примерно с сотней стран, позволяют бизнесу иногда платить не более 5% , а изредка – и вообще не платить. После же поручения президента Министерство финансов РФ обратилось к ряду стран, наиболее популярных у российских предпринимателей в плане налоговой оптимизации, с уведомлением о повышении ставок. Ведомство предложило перезаключить соглашения на новых условиях.

Такие предложения получили Кипр, Мальта, Люксембург и Нидерланды, и, как сообщало 10 августа информационное агентство РИА Новости, с Кипром Россия уже договорилась о новом соглашении. Это соглашение все же предусматривает исключения. Льготами в налогообложении смогут пользоваться компании, вышедшие на биржу через кипрское юридическое лицо, а также госструктуры, банки, эмитенты облигаций. Предполагается, что с Мальтой, Нидерландами и Люксембургом будут подписаны аналогичные договоры. Это означает невозможность для большинства крупнейших российских холдингов, в том числе в нефтегазовой отрасли, претендовать на льготы.

Компания EY рассказала «Известиям» о запросах от бизнеса на сопровождение переезда в другие иностранные юрисдикции. По словам партнера компании Марины Беляковой, не все холдинги решили уходить из стран, с которыми соглашение об избежании двойного налогообложения подпишут на новых условиях. Большинство юрисдикций хуже привычных для них Люксембурга, Кипра и Нидерландов по многим налоговым параметрам.  Это толкает бизнес в смене приоритетов при выборе юрисдикции: все больше внимания он уделяет правовой системе, возможности реально создать деловое присутствие, уровню инфраструктуры и даже часовым поясам. По словам Беляковой, массового переезда в юрисдикции Ирландии, Великобритании, Австрия и Сингапура не ожидается, хотя эти варианты бизнесом рассматриваются.

Источник газеты, близкий к правительству, отмечает, что пересмотр условий по соглашениям со всеми странами потребует не одного года работы. Все договоры единовременно пересмотреть невозможно, подчеркнул он. Источник также отметил, что власть изначально понимала: увеличения ставок на выводке капитала в одну сторону приведет к перетеканию бизнеса в другую, где налогов оплатить  можно меньше.

Что касается Кипра, то его юрисдикция используется чаще всего бизнесменами из России, которые фактически на родине не живут и не являются резидентами, пояснил партнер PwC Михаил Филинов. Для таких бизнесменов с подписанием нового соглашения структурирование денежных потоков через Кипр утратит привлекательность. И они действительно рассматривают вариант смены юрисдикции – в первую очередь на центр своих операций. При этом кипрская юрисдикция было для таких бизнесменов главным образом техническая, а перевести бизнес в Великобританию фактически будет означать приведение в соответствие формы и содержания. Такой шаг имеет смысл, констатировал Филинов.

По оценке директора департамента налогов и права Deloitte Олега Трошина, ждать массового перетекания бизнеса с российскими корнями в новые иностранные юрисдикции не следует, так как Россия намерена пересогласовать все популярные соглашения по избежанию двойного налогообложения. Он отметил, что предпринимателей интересует в первую очередь страны, где их группы уже имеют существенное присутствие (и в основном это Франция и Великобритания, а азиатские страны в этом списке оказываются реже). Более того, по словам Трошина, варианты переезда в специальные административные районы (САРы, так называемые российские офшоры) внутри России даже более популярен.

О том, что самые крупные холдинги в основном не рассматривают возможность смены юрисдикции, говорил и директор департамента налогового и юридического консультирования KPMG в России и СНГ Александр Токарев. По его словам, этот вариант не является приоритетным для групп компаний, поскольку нет гарантий, что Россия не попытается перезаключить обновленные соглашения с новой страной прописки.

По оценке же управляющего партнера «Борениус Россия» Андрея Гусева, бизнес больше интересует защита капиталовложений и конфиденциальность, чем налоговые условия. Он отметил, что бизнесмены пока предпочитают выжидательную позицию, поскольку не понимают, каким будет экономический и геополитический ландшафт через год.

Что касается регистрации иностранных компаний в «российских оффшорах», то, по словам заместителя министра экономического развития РФ Ильи Торосова, который курирует САРы, она может проводиться путем редомициляции, что занимает довольно много времени.

Экспертные мнения