Владимир Климанов (Москва): Без финансовой поддержки убыточность сельхозпроизводителей была бы гораздо выше

Эксперт Владимир Климанов рассуждает о том, что регионы довели до аграриев 99% федеральных субсидий в 2021 году:

Сельское хозяйство долгое время выпадало из сферы государственного регулирования, и его поддержка в Конституции не была прописана ни в полномочиях федеральных органов власти, ни в предметах совместного ведения Федерации и регионов. Просто при субсидиях, которые шли из федерального бюджета в регионы, подразумевалось, что именно регионы ответственны за поддержку сельского хозяйства. Но в результате поправок 2020 года поддержка сельского хозяйства попала в предметы совместного ведения Федерации и регионов. И с тех пор стали говорить о том, что за развитие этой отрасли экономики ответственны как на местах, так и на уровне всего правительства в целом.

Но если говорить про фактическое состояние дел, то субсидии на поддержку сельского хозяйства являются такой формой межбюджетных трансфертов, которая имеет излишне детализированный характер. Минфином и экспертами неоднократно отмечалось, что серьезно дробить направления финансирования тех или иных действий за счет этих субсидий нецелесообразно. В то же время Министерство сельского хозяйства отмечало, что вести учет особенностей отраслевого или деятельностного характера в разрезе какой-то одной субсидии очень сложно. Как сложно и консолидировать множество мелких видов субсидий, идущих на поддержку отдельных отраслей животноводства, растениеводства, отдельных направлений деятельности фермеров (были даже субсидии на поддержку информационно-консультационного характера развития фермерского хозяйства, на вопросы мелиорации на другие узкоспециальные вопросы). Поэтому их сохраняли в дробном виде.

Дискуссия по поводу того, нужно ли разные виды субсидий консолидировать, идут до сих пор. И, насколько я понимаю, даже в заключениях Счетной палаты пока нет определенной позиции по поводу эффективности такого дробления. Кроме того, применительно к субсидиям на поддержку сельского хозяйства не всегда ясно, какая информация берется за основу для расчетов, которые нужны для определения сумм конкретному субъекту Федерации для поддержки соответствующих направлений деятельности в сельском хозяйстве. Заключения аудиторов на этот счет говорили, что такого рода методики либо не утверждены, либо используют разного рода поправочные коэффициенты, которые тоже носят неутвержденный характер и определяются федеральным министерством скорее экспертно, нежели на основе достоверной информации.

Это, впрочем, во многом объяснимо: сама сфера, которая поддерживается за счет этих субсидий, весьма неустойчива. Мы знаем, что нельзя брать за основу, например, урожайность за один какой-то год и на основе этого выстраивать дальнейшую стратегию. Потому что год от года может очень сильно отличаться как в большую, так и в меньшую сторону. Поэтому субсидии, предоставленные в 2021 году, могут быть признаны практически везде неэффективными – хотя бы потому, что реально объем сельхозпродукции не вырос, а, скорее сократился. Но это связано не с тем, что не была оказана должная государственная поддержка, а с природно-географическими факторами, которые не позволили сельхозпроизводителям даже с учетом финансовой поддержки получить результаты там предыдущего года в части важнейших видов сельхозпродукции.

Но нужно понять и признать, что без финансовой поддержки убыточность сельхозпроизводителей была бы гораздо выше, а мы испытывали бы гораздо большее число банкротств и других негативных явлений в сельском хозяйстве. И поскольку ситуация в сельском хозяйстве крайне различна от региона к региону, то, конечно, можно выстраивать общие рейтинги – например, по степени доведения этих средств до конкретных сельхозпроизводителей, – но найти адекватные сопоставимые параметры оценки эффективности даже одного вида субсидий для разных регионов очень сложно. Здесь единая шкала применяться должна с определенного рода оговорками, и выстраивать регионы какой-то ряд я стал бы очень осторожно.

Экспертные мнения