За снижение тарифов в ДФО остальная страна заплатит 38 млрд рублей

В 2021 году суммарный платеж оптового энергорынка на искусственное снижение цен на Дальнем Востоке может составить 38 млрд руб. Ежемесячный объем надбавки к цене на мощность для потребителей европейской части России, Урала и Сибири достигнет 3,5 млрд руб. Базовый тариф для Дальнего Востока при этом увеличится на 10%, до 5,5 руб. за 1 кВт•ч. Подробнее — в материале «Коммерсанта».

Эксперт Алексей Преснов (глава Агентства энергетического анализа, г. Москва) комментирует:

Доплаты других регионов за электроэнергию для Дальнего Востока – история не новая. Она идет с 2017 года. Суть в том, что относительно конкурентный рынок, который существует в электроэнергетике, диктует цены, которые для Дальнего Востока сейчас высоки. Так вот, в центральной части страны и на Урале (мы не считаем Архангельскую область и Коми) находится так называемая первая ценовая зона. Эта зона и Западная Сибирь платят за электроэнергию по рыночной цене. И они же оплачивают надбавку – специально для того, чтобы субсидировать Дальний Восток.

Конечно, эта конструкция противоречит принципам рыночной экономики. Но когда решали использовать такой подход, рассуждали, что это необходимо. Плюс это же единая страна — вот, к примеру, и Западная Германия при объединении платила за Восточную.

Итак, это было сделано, а дальше обещали посмотреть, как это повлияет на положение дел. Однако прошло три года, но никакой информации о том, как субсидирование регионами цен на электроэнергию на Дальнем Востоке, повлияло на экономику макрорегиона, не появилось.

Курирует систему Юрий Трутнев, полномочный представитель президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе, и Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики. Они предлагают сохранить установленный порядок в отношении оплаты за электроэнергию до 2028 года.

Министерство энергетики разработало законопроект, который предполагает, что льготы в оплате за электроэнергию будут предоставлять не всем дальневосточникам, а выборочно. Решили впредь таким образом поддерживать только предприятия малого и среднего бизнеса, которые инвестируют в развитие региона. А остальных – например, золотодобытчиков – нет.

Однако Трутнев добился, что на 2021 год все останется как прежде. А ведь 38 миллиардов рублей в год – это серьезная сумма. К тому же многие предприятия, которые имеют такую возможность, переходят на собственную электрогенерацию. Платить 8-9 рублей за киловатт-час им невыгодно, выгоднее построить свою генерацию. Они строят и перестают оплачивать передачу энергии (а это основная часть тарифа), но все же пользуются энергосистемой. Потому что если что-то случается, им нужно остаться подключенными к электроснабжению.

А энергосистема все равно в полном объеме несет расходы – ведь затраты на ее содержание слабо зависят от объемов потребляемой энергии. Потребляют ее или нет, сети должны быть в порядке, а значит, они требуют обслуживания и затрат, которые с этим связаны. Эти затраты распределяются на тех, кто еще на собственную генерацию не ушел. Им становится еще невыгоднее оставаться в общей системе, и предприятия одно за другим все активнее из нее уходят. И надбавки ради благополучия Дальнего Востока на это дело тоже влияют.

Меж тем если цены высокие, то в нормальной рыночной среде это является стимулом для инвестиций. Так это работает в США, странах Европы. В регионы с высокими тарифами приходят инвесторы, генерации, сети; они отбивают свои инвестиции в течение 2-4 лет, а потом тарифы снижаются, потому что предложение превышает спрос. Так и происходит развитие электросетей. А на Дальнем Востоке единственным оператором субсидий является компания «Русгидро». А там, где оператор – единственная корпорация, то там нет рынка.

Кстати, рынок можно было бы сделать и локальным: в тех же Соединенных Штатах их пять или шесть. И если уж так нужно кого-то поддерживать, это можно делать через бюджет. Нынешние же механизмы возможны только как временные меры. Однако этот паллиатив продлевают до 2028 года, и это убивает рынок и в другой части страны. В итоге все управление хозяйственной деятельностью переходит в ручной режим – что мы и наблюдаем в экономике последние 10-15 лет.

8.2
Индекс
?
Значимость события для федеральной власти
6
Значимость события для региональных властей
6.5
Значимость для элит
5
Значимость для потребителя
6
Экспертные мнения