Александра Васильева (Омск): Формальные требования к оформлению и содержанию этих четырех видов учебной документации могут повыситься

Фото: pixabay.com

Эксперт Александра Васильева рассуждает о том, что Минпросвещения хочет освободить учителей от лишних отчетов:

Предложение очень рациональное, но запоздалое. Об этом надо было говорить много лет назад, когда система «бумажного» образования еще только начинала формироваться. Правда, сейчас это хорошее начинание поднимает множество вопросов.

Во-первых, как эта поправка к ТК РФ будет реализовываться? Современная школа так погрязла в бумагах, что «бумажка» сейчас – по сути, единственная форма обратной связи в образовании. Да, кривенькая и косая, но связь.

В нормально функционирующих системах обратная связь выглядит несколько иначе. У нас же количество бумаг (до некоторой степени даже без их качества, исключительно по признаку толщины отчета) есть показатель эффективности работы отдельного учителя, школы, совокупности школ и так далее.

Значит ли это, что у законодателя есть идея, как изменить форму обратной связи? Ведь совсем без нее ни одна система не существует. Тогда какой она будет? Есть ли проект? Где с ним можно ознакомиться? Насколько эффективна будет другая форма? Как она будет сочетаться с той, что уже существует? В общем, вопросов тут действительно много.

Во-вторых, неясно, как отказ от дополнительной отчетности отразится на самом учителе. Первый, самый очевидный и напрашивающийся ответ: на самом деле «бумажки» никуда не денутся, а просто уйдут из видимости легального поля, упоминать их будет нельзя, а значит, и оплачиваться они перестанут.

Не то чтобы их сейчас как-то особенно высоко оплачивали, но учитель брал иногда, что называется, количеством.

Все мы прекрасно знаем, что учителя в современной реальности выполняют целый пласт бумажной работы, и среди этой работы есть реально необходимая (но наименее учитываемая и почти неоплачиваемая) — например, подготовка учебно-методических пособий. Законодательное закрепление перечня из всего четырех наименований учебной документации словно переводит все остальное на «нелегальное положение». Что, очевидно, не так уж позитивно.

Есть и еще один момент, менее очевидный: можно ожидать, что повысятся формальные требования к оформлению и содержанию этих четырех видов учебной документации. Эти требования растут обычно, подстегиваемые отнюдь не заботой о качестве, а бытующим на низовом уровне представлением о том, что «учителю все равно заняться нечем» и тем, что «нужно же их как-то оценивать!»

Но приятно все же, что до управленческого звена начинает доходить: дело учителя – учить.

Экспертные мнения