Елена Михайлова (Великий Новгород): Предложение «вариативить» олимпиадные и ЕГЭ-задания просто разрушает логику имеющейся двуполюсной оценочной шкалы

Фото: учисьучись.рф

Эксперт Елена Михайлова рассуждает о том, что задания ЕГЭ планируют сделать индивидуальными:

Задания ЕГЭ, ОГЭ и даже олимпиад планируют сделать вариативными вплоть до индивидуальных посредством технологий на основе искусственного интеллекта.

Давайте будем честны. ЕГЭ и олимпиады – это два полюса одной измерительной шкалы для проверки знаний учащихся. ЕГЭ замеряет среднестатистический уровень освоения знаний, олимпиады – все, что выбивается из обязательной нормы и демонстрирует индивидуальную эффективность ученика.

В этом свете предложение «вариативить» олимпиадные и ЕГЭ-задания просто разрушает логику имеющейся двуполюсной оценочной шкалы.

Нет сомнений, что искусственный интеллект, которому такое дело поручено, вполне справится с «автоматической генерацией индивидуальных вариантов контрольных измерительных материалов» – в сфере точных наук. Выполните, дети, операцию про синус, косинус, тангенс и котангенс угла в 30 градусов – вот вам уже 4 варианта однотипного задания.

Но когда дело коснётся наладить вариативность задания в гуманитарной сфере – что ждёт экзаменующихся? Кажется, искусственному интеллекту и, главное, выпускникам, придётся несладко. Уверена, во весь рост встанет вопрос о справедливости.

Например, почему вдруг уравнена степень сложности вопросов про Бабеля-Белого-Бедного-Блока-Булгакова-Бунина в их отношении к революции. Все вроде современники, да и имена все на Б, а какая разница в творчестве!

И вот уже ЕГЭ, задуманный как инструмент справедливого оценивания, открывающий всем равный доступ к поступлению в вузы, вдруг оказывается инструментом случая – повезло/не повезло с вариантом задания – то есть дискриминирующим обстоятельством для молодого человека, выходящего в жизнь!

К слову сказать, справедливость как критерий оценки из уст инициаторов совершенствования инструмента ЕГЭ вообще не звучит. Вспоминают только про «невозможность слить и списать». И если слив заданий в ночь перед ЕГЭ – безусловная коррупция, то списывание – всё-таки коммуникативная практика. И при её оценке, увы, побеждает жизненное «эффективная или нет» больше, чем «вредная или нет».

А в этом свете нельзя не задаться вопросом: если ЕГЭ будет не только проверяться, но и составляться искусственным интеллектом – как это изменит рабочие будни педагогов?

Ясно, что уважения к добыче знаний и оперированию ими ни само ЕГЭ, ни его «вариативизация» ученикам не добавит. Возможно, учителям пришло время сделать ставку на воспитание и развитие эмоционального интеллекта подопечных. Есть ли на такое заказ общества? Неочевидно.

Вообще же беда ЕГЭ не в нём, не в инструменте. А в том, что в XXI веке с его быстро меняющимися технологиями и возникающими новыми профессиями ученик принужден классе в 7-м сделать выбор в пользу узкого направления своего развития: гуманитарного, технического, естественнонаучного. И в этих искусственных шорах в 9 и 11 классах получить ЕГЭ-отметки, позволяющие поступить в профильный вуз и получить там специальность, выбранную, получается, более 7 лет назад!

Как за это время изменится мир и рынок профессий, не то что интересы молодого человека, и как ему теперь адаптироваться – этот вопрос система образования, развлекающаяся «вариативностью» и компьютеризацией ЕГЭ, сейчас не решает. А должна бы.

Экспертные мнения