Средняя и высшая школа: проблемы кадров или финансирования?

Расходы государства на образование в России достигли среднеевропейского уровня, отмечают эксперты Высшей школы экономики. В работе под названием «Образование в цифрах — 2019» приводятся их данные на этот счет. Из нее следует также, что доля расходов на высшее образование в России заметно меньше, чем в среднем в Европе. Однако, как пишет газета «Коммерсантъ», в случае сохранения подобного положения дел средняя школа вскоре начнет ухудшать показатели, а высшая – улучшать.

Фото: Андрей Никеричев / АГН «Москва»

Для сравнения: Россия тратит на все виды образования, включая профессиональное среднее и дополнительное, 3,5% валового внутреннего продукта (ВВП), Германия – 3,6%, Италия – 3,3% ВВП. Однако траты на высшую школу в России составляют только 1,6% всех государственных расходов. Как отмечает издание, столь небольшая доля затрат на систему высшего образования типична для стран, не стремящихся к мировому лидерству в этой области.

О проблеме финансирования системы образования в России и о том, является ли она самой существенной или же главной наравне с нею уже можно считать и проблему кадров, рассказал Сергей Комков, президент Всероссийского фонда образования, академик Международной академии наук педагогического образования, доктор педагогических наук, профессор, главный редактор газеты «Президент».

«Можно ли говорить о том, финансовая или кадровая проблема сейчас является ключевой для средней и высшей школы? Они связаны. Но я бы сказал, что финансовая проблема стоит и будет стоять на первом плане, потому что кадровые проблемы возникают в зависимости от того, как решается вопрос с финансированием.

У нас на протяжении последних 25 лет наблюдалось хроническое недофинансирование системы общего среднего образования. Это привело к тому, что множество малокомплектных сельских школ осталось без педагогов. Мы практически лишились учителей на селе – по крайней мере, их теперь намного меньше. Потому что заработная плата сельских учителей стала составлять меньше половины от среднего уровня заработной платы по региону, хотя была поставлена задача для начала довести ее средний размер до 60%.

Фото: Андрей Никеричев/АГН «Москва!

Сейчас, впрочем, уже стоит задача поднять ее до среднего уровня по региону. Но, честно говоря, это тоже, в общем-то, очень низкая планка. Все-таки учитель – ключевая фигура в системе социального обеспечения населения, а нам за последние 20 лет пришлось закрыть почти 16 тысяч сельских малокомплектных школ. Такого в стране не было вообще никогда, даже в годы Великой Отечественной войны.

Сейчас президент нацелил аппарат управления на то, что процесс нужно повернуть вспять, начать снова открывать сельские малокомплектные школы. Их закрытие привело к ухудшению демографической ситуации на селе и к разрушению семейных основ – ведь детей ради учебы в школе приходилось отправлять в интернаты. Это имело и многие иные социальные последствия и, наконец, было учтено.

На общее среднее образование начали в какой-то мере обращать внимание и понемногу, пусть и медленнее, чем хотелось бы, исправлять ситуацию. Об этом, кстати, постоянно говорит мой друг и мой соратник по движению «Образование для всех», первый заместитель председателя комитета по образованию и науке Государственной думы РФ Олег Николаевич Смолин. Итак, в систему общего среднего образования начали делать хоть какие-то вливания. А вот систему высшего профессионального образования мы все-таки упустили.

Фото: Сергей Ведяшкин/АГН «Москва»

Финансирование ряда вузов передали отраслям, а во многих отраслевых системах не оказалось средств для этого. Многие из отраслевых вузов в итоге начали влачить жалкое существование. Остались на финансировании из государственного бюджета только федеральные университеты, они и продолжают работать. А отраслевые вузы стали постепенно вымирать. Некоторые относились к этому легко: мол, вымирают – и бог с ними, значит, не нужны! Но через какое-то время выяснилось, что во многих сферах стало катастрофически не хватать квалифицированных кадров.

Систему высшего профессионального образования надо спасать, финансирование ее нужно срочно восстанавливать. Для этого необходим тщательный анализ ситуации. Думаю, это задача даже не для Высшей школы экономики, там не те специалисты – скорее, к этому надо подключить Российскую академию народного хозяйства и государственной службы. Может быть, стоит даже создать специальную структуру, которая провела бы этот анализ.

Раньше такими вопросами занимался Госплан – в нем работала специальная комиссия. На сегодня у нас такой государственной структуры нет. Но, возможно, для решения вопроса полезно было бы создать некий орган при Минэкономразвития. К сожалению, этими вопросами сегодня совершенно не занимается Министерство науки и высшего образования, хотя его руководителю Михаилу Михайловичу Котюкову об этой проблеме неоднократно говорили.

Татьяна Голикова, Михаил Котюков, Ольга Васильева во время VI Московского международного салона образования — 2019. Фото: Андрей Никеричев/АГН «Москва»

Но Михаил Михайлович почему-то считает, что его ведомству следует заниматься только развитием своей внутренней, уже существующей системы, а прогнозированием – не следует. На мой взгляд, это серьезное упущение. И, конечно, вопросы финансирования должны решаться – это сразу повлечет за собой улучшение кадровой системы. Необходимо повышать уровень оплаты профессорско-преподавательского состава: в вузах должны работать люди квалифицированные, а за маленькую зарплату никто этого делать не будет.

У нас, к сожалению, в последнее время идет утечка квалифицированных кадров этой сферы за рубеж. Представители профессорско-преподавательского состава начали уезжать за границу активнее прежнего – потому что там и платят намного больше, и спрос на наших специалистов достаточно велик. Так что надо в комплексе решать эти проблемы. Повышать финансирование, в том числе из государственного бюджета, и удерживать свой кадровый состав», – убежден Сергей Комков.

Экспертные мнения