Владимир Байметов (Ижевск): Вопрос о пересдаче ЕГЭ напоминает отработку информационного повода в имиджево-политических целях

Эксперт Владимир Байметов рассуждает о том, что школьникам могут разрешить пересдать ЕГЭ:

По мере приближения выборов обостряется желание отдельных депутатов «причинить добро» своим избирателям. И ЕГЭ в этом смысле продолжает оставаться благодатной темой для дискуссий о тяжелой судьбе выпускников школ, тлетворном влиянии Запада и падении качества образования. Этими факторами, на мой взгляд, и объясняется очередная попытка что-то сделать с ЕГЭ. На этот раз – разрешить пересдачу экзамена.

Конечно, все знают, что строгость наших законов компенсируется необязательностью их исполнения, но, как говорится, не до такой же степени. Если подобную логику применить, например, к спорту и уподобить учебный процесс тренировочному, а экзамен – соревнованиям, то что мы получим? Может ли спортсмен, которому не понравился свой результат, попросить о повторном старте или переигровке? Подобные схемы выглядят как минимум сомнительно. И апелляция к стрессам и справедливости в этом случае вряд ли уместна.

Действительно, как отмечают эксперты, и сейчас достаточно механизмов снизить стрессовое воздействие экзамена – есть пробный ЕГЭ, всевозможные курсы и репетиторы. При грамотной работе педагогов, администрации школы и адекватном участии родителей, используя опять же спортивную терминологию, можно подвести любого школьника к ЕГЭ на пике формы, в оптимальном функциональном и психологическом состоянии. Нельзя сбрасывать со счетов и вероятность обратного эффекта: возможность пересдачи может ослабить мотивацию школьников и сформировать отношение к ЕГЭ как к пробному экзамену со всеми сопутствующими эффектами. Не совсем понятно и что делать в случае, если на пересдаче школьник получит оценку хуже, чем в первый раз.

Нельзя сбрасывать со счетов и вероятность использования обходных схем при повторной сдаче – организация экзамена для «узкого круга ограниченных людей» вызывает вопросы не только по своей экономической целесообразности и ресурсоемкости, но и по возможностям злоупотреблений. Вызывает вопросы и сам механизм инициирования изменений. Ссылки на результаты социологических опросов, по которым 20% противников ЕГЭ считают его слишком сильным стрессом для выпускников, а 13% опрошенных говорят о его неэффективности как инструмента для измерения знаний школьников, выглядят не очень убедительно. Любой экзамен, независимо от формы проведения – это сильный стресс, а измерительных инструментов со 100% точностью нет ни в одной сфере.

Да и вообще, повторный старт вряд ли улучшит точность секундомера. С точки зрения чисто процедурной более адекватной в данном случае представляется инициатива со стороны родительской или школьной общественности. Что, например, про ЕГЭ думает Российское движение школьников? В целом все это больше напоминает отработку информационного повода в имиджево-политических целях, чем попытку решить реальную проблему, тем более, что и проблемы-то, похоже, никакой нет.

Экспертные мнения