Александр Коньков (Южно-Сахалинск): Волна сокращений может коснуться бюджетных отраслей, которые сейчас, на первый взгляд, как будто защищены

Эксперт Александр Коньков рассуждает о том, что треть опрошенных россиян опасаются потерять работу:

Опрос общественного мнения является хорошим способом зафиксировать ощущение людей в определенной экономической ситуации. Как правило, люди не смотрят статистику, не смотрят на экономические показатели, динамику изменения ВВП. Они живут ощущениями. И эти ощущения, на мой взгляд, не подводят. Сейчас опасаться безработицы стоит, хотя бы потому, что по факту первая волна сокращений прошла в период так называемых антикоронавирусных мероприятий, когда прошла волна закрытий малых и средних предприятий. Кто-то успел за это время разориться. Но это только первая часть.

Да, сейчас мы можем говорить о том, что, несмотря на тяжелые времена, официальная безработица у нас сильно не выросла. Если сравнивать с Соединенными Штатами Америки, то там она выросла в четыре раза с января, до 25% с 4-5%. В России безработица составляет 6,3%. И вроде бы мы должны радоваться. Но здесь нужно понимать специфику российского рынка труда. Как в России проходит адаптация к кризису? По факту у нас присутствует скрытая безработица. Ее пруд пруди. Когда людей официально не увольняют, отправляют в отпуска без содержания. Или по факту они работают три дня в неделю вместо пяти-шести, получая соответственно. Люди боятся не только безработицы в смысле того, что они останутся без работы. Люди оценивают безработицу как давление на рынке труда, когда необходимо считаться с конкуренцией, крепче держаться за свое рабочее место, соглашаясь на все условия работодателя, в том числе и не в свою пользу, как-то увеличение нагрузки, уменьшение заработной платы.

Некоторые эксперты указывают на положительный факт – создание новых рабочих мест. Да, в период пандемии люди из ближнего зарубежья вынуждены были покинуть Россию. А теперь, когда понемногу размораживаются стройки, другие виды работ, этот вакуум быстро восполнить не получается. Да, сейчас появляются объявления о вакансиях каменщиков и т.д. Но люди, уволенные из офиса, менеджеры, просто уволенные с предприятий, где соблюдались требования к соцвыплатам, не станут работать по 14 часов в сутки без каких-либо социальных гарантий. Это только первая часть. Есть и вторая. За все это время коронавирусных мероприятий, за время простоев прибыль предприятий упала, упал налог, который собирается в региональные бюджеты. Возникает вопрос, как мы будем поддерживать бюджетку, все муниципальные бюджетные учреждения? Где возьмем деньги? И здесь тоже могут быть сокращения и псевдосокращения. То есть вторая волна сокращений может коснуться бюджетных отраслей, которые сейчас, на первый взгляд, как будто защищены.

Экспертные мнения