Алексей Раевский (Москва): Сложные производственные процессы переключить на российский софт достаточно сложно

Эксперт Алексей Раевский рассуждает о том, что доля российского софта в госкомпаниях оказалась вдвое ниже нормативов:

Идея применения российскими госкомпаниями отечественного софта в целом возникла из стремления к безопасности. Поскольку IT является ключевой сферой, которая отвечает за все аспекты нашей жизни, полагаться на IT-технологии, которые мы получаем из-за рубежа, рискованно. Потому что таким образом мы ставим себя в зависимость от них, и в ряде случаев по политическим причинам такая зависимость бывает нежелательна.

Так что в принципе было понятно, что мы будем стремиться к тому, чтобы по крайней мере государственные компании переходили на отечественное программное обеспечение. Но что касается недостижения намеченных показателей в определенные сроки, то тут вопрос в том, как эти показатели формировались. Да, можно потребовать построить небоскреб за неделю. Но построить это невозможно, кто бы ни ставил эту задачу и кто бы ни взялся ее выполнять. Есть объективные законы существования мира, и их обойти невозможно.

Обычно говорят, что импортозамещение начинается с операционной системы. Ну, можно еще говорить про саму технику, оборудование, но начнем с софта. В принципе, свои операционные системы в России есть, и достаточно давно, причем именно что не одна, а несколько. Они даже много где используются. Но надо понимать, что операционной системой вопрос не заканчивается, а только начинается. И если надо перевести на российское ПО офисных работников, это еще более или менее реально. А сложные производственные процессы – а они могут быть автоматизированы с использованием иностранного ПО – переключить на российский софт достаточно сложно.

Эти процедуры длятся годами и только на внедрение нового ПО затрачиваются миллионы долларов. Так что ожидать, что мы сейчас быстренько массово перейдем на российское ПО, было бы немножко слишком оптимистично. Однако не могу сказать, не были ли ориентиры намеренно выбраны недостижимыми. Едва ли цифры были взяты с потолка, без предварительного анализа. Скорее, тут мог иметь значение другой момент: если не ставить амбициозные цели и задачи, то у тех, кто их выполнением занимается, остается возможность соскочить с этого процесса, сказать, что – ой, не получилось! А так уже нельзя будет дело спустить на тормозах.

Ну, и, конечно, надо понимать, что здесь инициатива идет сверху. Самим компаниям делать этого не хочется, они могут даже активно сопротивляться процессу импортозамещения в сфере софта. Но это не вопрос выгоды компаний – это вопрос национальной безопасности. Однако для них это достаточно серьезное ограничение, и они будут всячески стараться упростить себе задачу. Так что вполне возможно, что сразу требовалось назначать слишком сжаты сроки.

Понятно, что увольнять или заводить уголовные дела за недостижение нужных показателей никто не будет – это просто демонстрация позиции государства. Ну, вот такая она. А насколько дальше эта позиция будет проводиться в жизнь, посмотрим.

Экспертные мнения