Блокировки сайтов заменят штрафами. Чем это грозит?

Александр Жаров
Евгения Новоженина / РИА Новости

Роскомнадзор намерен перейти к новым мерам воздействия на нарушителей российского законодательства в сфере интернет-технологий. По словам руководителя ведомства Александра Жарова, российские власти при регулировании сетевого пространства собираются перейти с блокировок интернет-ресурсов на штрафы.

«В настоящее время в РФ проходит обсуждение законопроекта, который предписывает достаточно серьезные штрафы для компаний, которые не соблюдают законодательство в области регулирования интернета. Мне кажется, это очень серьезный и эффективный шаг вперед», – приводит информационное агентство ТАСС высказывание Жарова в ходе Шестой всемирной конференции по управлению интернетом в китайском Учжэне.

Глава РКН не исключил также применения к нарушителям и иных мер. Каких именно, он не уточнил.

О том, почему Роскомнадзор готов перейти к крупным штрафам как мерам воздействия, а также о том, окажутся ли они эффективными и какие риски связаны с их применением, рассказал Артем Козлюк, руководитель общественной организации «РосКомСвобода», член Экспертного совета при Комитете Госдумы по информационной политике, IТ и связи, сооснователь Центра защиты цифровых прав.

«Роскомнадзор уже не в первый раз предлагает ввести законодательные меры, чтобы радикально увеличить штрафы для технологических компаний, нарушающих российские законы в области интернета. Штрафы предполагается сделать миллионными, и тем самым принудить компании к исполнению российского законодательства. При этом представители Роскомнадзора ориентируются на западный опыт – например, европейские страны вводят подобные штрафы для Facebook, Google и прочих IT-компаний, когда те отказываются соблюдать законодательство или если в их работе выявляют нарушения. Но тут надо смотреть на интересы российского рынка в аспекте западных интернет-гигантов.

Одно дело – условная Германия, Великобритания или, если говорить про Азию, Китай. В этих странах существует значительный и высокостоимостный рынок, где можно получить на порядки большую прибыль со стороны пользователей или путем какого-то бизнес-взаимодействия, чем в России. А в России такие штрафы могут отпугнуть западные компании от сотрудничества, так что те могут даже закрыть свои возможности как для российских пользователей, так и для российского бизнеса и даже российских государственных структур, которые также пользуются продуктами западных IT-корпораций.

Если бы законы, которые регулируют интернет-пространство в России, были бы адекватны реальности и соизмеримы с западными по воздействию, если бы был найден баланс, то, наверное, вопросов не было бы. Но по тем законам, которые существуют сейчас, и тем, которые должны будут вынуждать компании под угрозами миллионных штрафов выполнять законодательство, вопросы есть серьезные. Это, по сути, принуждение к нивелированию прав граждан.

Например, именно так можно расценивать обязанность предоставлять чувствительные персональные данные по каким-то запросам государственных структур – данные граждан, которые, может быть, вовсе не имеют отношения какой-то противоправной деятельности. Или же обязанность блокировать политическую информацию. Это все в глазах мирового сообщества может нанести больший вред IT-корпорациям, чем те финансовые обязательства, которые они должны будут выполнить, выплачивая штрафы. Блокируя свободу слова в российском сегменте интернета, тот же Google или Facebook может потерять больше, чем потеряет, заплатив штраф.

Словом, баланс прав и интересов граждан не соблюден, и прежде чем требовать от IT-компаний выплаты штрафов, имело бы смысл решить этот вопрос. Если бы баланс соблюдался, возможно, могли бы эффективно применяться законы о штрафах. Но, к сожалению, наша регуляторика такова, что введение законодательных норм подобного сорта лишь внесет еще больше абсурда в ситуацию и спровоцирует отток капитала из России.

Могло ли решение Роскомнадзора обратиться к штрафам быть связано с историей борьбы с Telegram? Да, возможно, есть связь в том числе и с этой историй, но, пожалуй, не с нею в первую очередь. Роскомнадзор еще до начала борьбы Telegram пытался принудить большие корпорации – Twitter, Facebook, Google – к сотрудничеству. Мы регулярно слышим от представителей Роскомнадзора, как они недовольны исполнением российского законодательства большими корпорациями. Но блокировать их у Роскомнадзора пока нет желания, так как и политической воли на это нет.

Одно дело – заблокировать небольшой ресурс или даже большой, но не очень популярный, не такой, как эти интернет-сервисы. Это Роскомнадзор может сделать. Но блокировать Facebook, Google и Twitter уже страшновато, а политического решения, дающего отмашку на такую блокировку, нет. Поэтому Роскомнадзор, несмотря на все желание провести проверку исполнения законодательства этими компаниями, переносит эти проверки на будущее год за годом.

Да, представители ведомства понимают, что большей частью крупные IT-корпорации российские законы не соблюдают, так как законы эти противоречат даже российской Конституции, не говоря уже о международных нормах. Корпорации исполняют эти законы только в отдельных случаях – как правило, по судебному решению, если оно выносится. И это отражается в отчетности в этих компаний. Но так как блокировать их не хочется, приходится искать иной способ воздействия. Вот Роскомнадзор и предлагает попробовать их штрафовать на многие миллионы.

Правда, это, как я уже сказал, может спровоцировать не ту реакцию, которую хочет увидеть Роскомнадзор. Тут действительно есть риски различного рода, в том числе и экономические, поскольку Россия потеряет больше от этих законов, чем, как думает Росмкомнадзор, приобретет», – сказал Артем Козлюк.

Экспертные мнения