Исход. Что происходит с онкологами Центра Блохина

НИИ детской онкологии и гематологии Московского национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Блохина /Фото pktitan.ru

В НИИ детской онкологии и гематологии Московского национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Блохина обнаружены значительные нарушения. О таких итогах работы комиссии Министерства здравоохранения РФ сообщила информационному агентству РИА Новости директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Елена Байбарина.

Напомним, группа детских онкологов НИИ обвинила его нового директора Светлану Варфоломееву в нарушениях практики высокого уровня. Байбарина назвала обвинение серьезным и подчеркнула, что проверяющие детально изучили истории болезни как больных, которые лежали в медучреждении до назначения Варфоломеевой, так и тех, кто попал туда после. По словам представителей Минздрава, найденные нарушение были существенными, и их требуется исправить как можно скорее.

Конфликт в НИИ начали обсуждать в конце сентября, когда группа врачей записала видеообращение к гражданам России. Врачи говорили, что обращались во все органы власти, но не были услышаны. Они заявили о неудовлетворительных условиях для пребывания детей в онкоцентре и для своей работы, а также о внезапно падающих зарплатах. Обращение было опубликовано на видеоканале независимого профсоюза «Альянс врачей» в YouTube. Врачи считали, что новое руководство НИИ не дает им возможности «честно выполнять свой врачебный долг» и «терроризирует» их через «закрытый и несправедливый» процесс начисления зарплаты, вместо того, чтобы решать накопившиеся проблемы. Готовность уйти из-за трения с новым руководством выразили 26 детских онкологов.

Обращение вызвало бурную полемику в прессе и социальных сетях. В Кремле высказали надежду, что Минздрав сможет прояснить ситуацию. После этого в руководстве медучреждения заявили, что конфликт возник из-за «личных амбиций» врачей, сообщила газета «Коммерсантъ». Руководство Центра имени Блохина попросило дать правовую оценку действиям медиков.

Специальная комиссия Минздрава расценила обращение врачей как «грубое нарушение этики», сообщило информационное агентство РБК. Внезапные понижения зарплаты, о которых говорили врачи, комиссия объяснила нарушениями дисциплины со стороны медработников. Врачи в своем обращении также подчеркивали, что ряд сотрудников центра были уволены, а другие вынуждены уйти под давлением руководства, но комиссия сообщила, что с июля, когда Варфоломеева возглавила Центр, сотрудников не увольняли.

В итоге оснований для снятия руководства НИИ комиссия не нашла. Как пишет газета «Ведомости», проверяющие даже рекомендовали директору Центра Блохина Ивану Стилиди поддержать Варфоломееву. В ходе пресс-конференции 10 октября директор Департамента медицинской помощи детям Минздрава РФ Елена Байбарина заявила, что лишь пять медработников НИИ из 52 опрошенных комиссией оценили как неблагоприятную обстановку на работе после прихода нового директора (и это были те, кто находился в кадре в видеообращении). Они в основном «говорили о своем человеческом непонимании и нежелании работать с Варфоломеевой», однако доказательств ее вины не привели, сказала Байбарина.

Между тем недовольство врачей разделяли и медсестры: на условиях анонимности они сообщили интернет-изданию «Газете.Ru», что готовятся массово покинуть НИИ. По их словам, летом зарплаты действительно упали настолько, что выжить на них невозможно: одна из медсестер заявила, что вместо 60-80 тысяч рублей получила, например, 8 тысяч. Медсестры также подтвердили уход из отделения трансплантации нескольких специалистов, о котором говорили врачи, и заявили, что дети, проходящие лечение, страдают от нехватки профессионалов.

В то же время директор онкоцентра имени Блохина предупредил о предстоящем сокращении более 30 врачей. По его словам, сокращение штата предстоит из-за финансовых проблем, и попадут под него в основном возрастные работники, пишет газета «Известия».

Происходящее в одном из самых известных в стране онкологических центров прокомментировала Любовь Храпылина, профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Она также рассказала о первостепенных задачах в сфере здравоохранения, которые требуется решить, чтобы изменить ситуацию в этом и других медицинских учреждениях.

«Тут мы видим сразу несколько проблем, и проблем застаревших. В обществе есть желание увидеть какие-то значимые успехи в области здравоохранения, тем более что средств на него выделяется все больше, а конкретно борьба с раком на протяжении многих лет является приоритетным направлением проектной деятельности. И вдруг оказывается, что особыми успехами в онкологии нельзя похвастаться! Ни если взять аспект лечения публичных людей, ни если взять показатели выявляемости – до сих пор значительная часть заболеваний обнаруживается на четвертой стадии, когда перспектив сохранения жизни фактически нет.

Такая картина говорит только об одном: применяемые в этой сфере технологии – медицинского, организационно-правового характера – несостоятельны, их надо менять. И Центр Блохина сфокусировал в себе эти проблемы. С одной стороны, он, несомненно, востребован. Но, с другой стороны, условия работы там для специалиста очень скромные, скажем мягко. И, конечно, чтобы решать вопросы, которые накопились в онкологии вообще и в конкретном учреждении в частности, надо не глаза закрывать, не уходить от сложностей, похваляясь тем, что на их решение направляют деньги, а глубоко вникать в эти сложности.

Фото Syda Productions / Фотобанк Лори

Это колоссальное упущение и Министерства здравоохранения, и академической науки, и государственного управления, и общественного контроля – так что, в общем, пенять, кроме как на себя самих, не на кого. С чем связано то обстоятельство, что у сотрудников Центра Блохина появилась мотивация уйти, то, что она возникла и у медработников других учреждений в других регионах (а аналогичные ситуации мы уже видели)? В общественном представлении вопрос все время упирается почему-то все только в зарплату. Нет, дело не только в ней.

Когда молодой человек учится на врача, в нем закладываются нравственно важные, ключевые для него понятия – в том числе понятие работы, которую он должен выполнить. У него есть великая гуманная миссия – сохранить жизнь, улучшить здоровье пациента, не допустить, чтобы здоровье ухудшалось, и много чего еще замечательного. А вот во всех ли учреждениях есть условия для того, чтобы специалист действовал сообразно этому кодексу, полноценно вел свою профессиональную деятельность? Далеко не во всех.

Когда чиновники говорят, что у нас в здравоохранении произошли тотальные изменения – инфраструктурные и так далее, это неправда. Пусть отправятся в Тверь и посмотрят, далеко от Москвы отъезжать не надо. Да и в Подмосковье много где та же картина – не надо думать, что всюду хорошо, если хорошо в Москве. Тем более что и в Москве уже печалей выше головы, история с Центром Блохина – наглядный пример. И состояние помещений, оборудования, и любые иные аспекты, какие ни возьми из области, связанной со здравоохранением, – стоит только присмотреться, как обнаружится много неприятного. Поэтому для меня и моих коллег нет ничего удивительного в том, что у врачей и медицинских сестер возникло сильнейшее внутреннее сопротивление.

Для медицинских работников должны быть созданы условия, позволяющие им полноценно выполнять свои профессиональные обязанности. Это главное условие их работы. И именно его несоблюдение в первую очередь медработники воспринимают как оскорбление профессионального достоинства. Вот второе – это, конечно же, заработная плата. За такую психологически тяжелую работу, как у них (к тому же зачастую с ненормированным рабочим днем), за ту отдачу, с которой они трудятся, они должны получать достойную зарплату.

Нередко для того, чтобы добиться улучшений здоровья пациента, им нужно затратить огромные интеллектуальные и психологические усилия. А методика, по которой сегодня идет расчет зарплаты медработников, не имеет никакого отношения к тому, что президент назвал справедливостью. Есть такое понятие, как нормирование труда: нужно, чтобы эти все формульные расчеты, все оценочные таблицы сделали те, кто это умеет. То есть это должны выполнять экономисты, к тому же специально подготовленные. А когда расчеты ведут дилетанты, при начислении зарплаты медработников получается вопиющее неуважение к профессии. А ведь она напрямую связана с охраной жизни!

В области справедливой оценки затраты сил медработников совершено очень много ошибок, и совершаются они уже давно. Когда-нибудь такой гнойник, как и любой гнойник, прорывается. Вот он и прорвался – и в Центре Блохина, и в других медицинских учреждениях разных регионов. И если сейчас опять будут маскировать проблему, давать какие-нибудь надбавочки недовольным врачам, это не исправит дела. Да, это может затушевать происходящее на время, но ситуации в корне не изменит. Нужны более существенные шаги», – сказала Любовь Храпылина.

Экспертные мнения