Константин Калачев (Москва): Иноагентом, по сути, может стать каждый

Эксперт Константин Калачев рассуждает о том, что журналисты и НКО смогут получить статус иноагента без иностранных денег:

Основной тезис нового законопроекта по иноагентам кажется совершенно понятным: иноагентом можно будет признавать кого угодно, и наличие иностранного финансирования для этого больше не нужно. Достаточно иностранного влияния в иных формах (а список форм сейчас отсутствует) и определенных убеждений. И это проблема. Условно говоря, если мои убеждения властям не понравились – я уже иноагент. И если я занимаюсь преподавательской деятельностью – опа, меня этого права уже лишили!

Итак, иноагентом, по сути, может стать каждый; создается государственный реестр иноагентов – причем туда смогут включать и коммерческие компании. Это тоже новшество – видимо, связанное с тем, что у нас есть компании, которые сделали антивоенные заявления (кстати, среди этих компаний был и «Лукойл»).

Из реестра иноагентов могут и исключить, если удастся доказать, что все это время не было иностранного влияния. Но, опять же, форма доказательства отсутствует – и, например, если ты встретился с журналистом, чтобы дать комментарий, вот тебе, пожалуйста, уже и влияние. А это значит, что контакты с иностранцами чреваты, а доказать, что ты не подвержен иностранному влиянию, практически невозможно. Ведь если форма доказательств отсутствует, примером иностранного влияния может считаться хоть чтение New York Times, хоть запись в Facebook* (* – социальная сеть принадлежит компании Meta, которая в России признана экстремистской и запрещена) о важности борьбы за мир.

Сайты организаций-иноагентов, согласно новому законопроекту, смогут заблокировать. И, видимо, дело не ограничится сайтами – дойдет и до профайлов в соцсетях. Надо полагать, иноагентам запретят проводить всякие мероприятия – не только митинги, но и концерты, лекции (просветительская деятельность у нас и так уже резко ограничена, но законопроект создает дополнительные возможности и рычаги воздействия).

Кроме того, иноагентам запретят получать государственное финансирование. В этом, впрочем, логика есть: хочешь государственного финансирования – занимай правильную в понимании государства позицию; об этом не так давно говорил, если помните, председатель Госдумы Вячеслав Володин. Но тут есть риски. Допустим, профессор Иван Курилла, известный американист, может попасть в иноагенты. Что это будет означать? Это будет значить фактически запрет на профессию. А запрет на профессию – это выдавливание за рубеж.

То есть мы как будто возвращается в далекое прошлое, так как новым законопроектом возводится «железный занавес». Очень грустный поворот, я не могу это приветствовать. Что там будет следующим шагом? Поднимем проект Козьмы Пруткова о введении в России единомыслия и внесем его в Госдуму?

Экспертные мнения