Константин Калачев (Москва): Наши ультраохранители не смогут теперь говорить о политической ангажированности Нобелевского комитета

Эксперт Константин Калачев рассуждает о том, что главред «Новой газеты» Муратов стал лауреатом Нобелевской премии мира:

Я редко читаю «Новую газету» – она не кажется мне современным высокопрофессиональным изданием. Да, она известна тем, что до сих пор отражает дискурс 1990-х – начала 2000-х, транслирует либеральные идеи, идеи защиты прав и свобод. Но при этом нет в ней куража, нет в ней драйва, нет энергетики. По мне, она скучна. Общее впечатление от нее – что-то унылое и не очень драйвовое. Кроме того, там иногда можно увидеть и «джинсу», и сомнительных авторов, и сомнительные темы. Ну, кто-то скажет, что и я сам сомнительный, и мне ли судить…

По мне, «Новая газета» – печатный аналог партии «Яблоко», которая тоже бесперспективна и скучна. Но при этом она обозначает некую мировоззренческую и ценностную нишу. Ценности эти я разделяю, мировоззрение это мне близко; но форма подачи (да, собственно, и содержание) у меня вызывает вопросы. Не могу сказать, что это издание, которое может считать захлеб.

С другой стороны, награждение главного редактора издания Нобелевской премией мира – это реверанс в сторону тех наших соотечественников, которые продолжают отстаивать ценности общечеловеческие, идеалы либерализма. Конечно, победителей не судят, и здорово, что именно этот наш соотечественник получает премию. Могли бы дать ее Навальному, а дали – реакции «Новой газеты».

Скажу так: газета имеет право быть такой, какая есть. Кому-то она нравится. Ее главный редактор Дмитрий Муратов – молодец, что смог столько лет сохранять издание. Жаль, конечно, что газета проиграла борьбу за умы и сердца соотечественников и не пользуется широкой популярностью. Жаль, что это нишевое издание, которое ориентировано на людей, как мне кажется, прошлого. То есть не на новое поколение, не на тех, кто будет делать российскую политику в будущем, а на тех, кто ностальгирует по 1990-м, или считает, что золотой век России был в начале 2000-х.

В общем, честь Муратову и хвала – здорово, он молодец. И, наверно, хорошо, что наградили именно их. Потому что наши ультраохранители не смогут теперь говорить о политической ангажированности Нобелевского комитета. Представляю, что было бы, если бы премию дали Навальному! Стоял бы ор, и стон, и вопли. А тут вроде как поддержали тех, кто в России выступает за расширение пространства свободы, и в то же время о политической ангажированности особо не скажешь – не упрекнешь ни в русофобии, ни в том, что Нобелевский комитет – инструмент Госдепа, ни еще в чем-нибудь, о чем обычно у нас говорят ультраохранители.

И, наверно, Муратов премию заслужил. Но это скорее признание заслуг, чем аванс на будущее. Потому что, с моей точки зрения, будущее «Новой газеты» как издания читаемого, массового, яркого, интересного, динамичного, энергичного, кайфового, драйвового – под большим вопросом.

Экспертные мнения