Михаил Блинкин (Москва): Нам нужно достраивать Северный широтный ход

Эксперт Михаил Блинкин рассуждает о том, что правительство выделит 118 млрд рублей еще на два ледокола для Севморпути:

Насколько для нас важен сегодня Северный морской путь? Прежде всего, надо понимать, что он представляет собой сегодня по объемам, по масштабу. По Северному морскому пути уже сегодня идут СПГ-танкеры от Сабетты, где находится грандиозное производство «Новатэка» (Сабетта сейчас – одномодальный порт, который занимается именно СПГ). То есть это уже сегодня работает, и это очень серьезный бизнес.

На какие регионы мира он ориентирован? В принципе, от Сабетты можно везти СПГ и на запад, и на восток. Западное направление сейчас выглядит спорно, но надо понимать, что «на запад» – это не обязательно в Европу, можно и вокруг Европы дальше, в Африку. А на восток потоки СПГ направляются в Азиатско-Тихоокеанский регион. И на этом направлении по стратегическим установкам правительства надо выйти хотя бы на 80 миллионов тонн грузов в год. И это более или менее реально.

Но тут встают вопросы не только грузовой базы, но и того, чем возить. Объем имеющейся грузовой базы невелик. Часть его связана с северным завозом и всегда останется, потому что необходима для жизнеобеспечения в северных регионах; остальное связано с СПГ. Но, в принципе, по Северному морскому пути можно возить что угодно. Уголь, лес и так далее. И тут есть масса возможностей, вполне перспективных в нынешней обстановке, когда для нас на годы закрыты балтийские выходы в мир по политическим мотивам.

Выход через Арктику для нас существует. Да, он дорогой, сложный; да, нужны суда ледового класса, метеонаблюдения, вся инфраструктура. Все это придется делать, потому что это стало очень актуальным. С ледокольной инфраструктурой понятно: для обеспечения регулярного судоходства нужны определенные мощности, и они уже подсчитаны. Когда у нас добавятся два ледокола, деньги на которые поручил выделить премьер-министр, наши возможности по проводке караванов на сколько-то процентов возрастут.

Скорее всего, придется строить и новый большой порт, и даже не один. Пока у нас есть выходы только через Сабетту и Мурманск. Сабетта – это все же экстремальный порт, вот Мурманск – универсальный. Но если там что-то развивать, нам не хватит возможностей его порта для необходимого грузооборота. Скорее всего, значит, будем строить новый порт – Индиго, западнее Мурманска. Скорее всего, придется развивать что-то и в районе Енисейской губы, много восточнее Мурманска.

В общем, там много интересных планов, и по каким-то из них обсуждения идут чуть ли не полвека, только до последнего времени эти обсуждения были периферийными. Нормальная транспортная магистраль в тех краях воспринималась как любопытная гипотеза, не более. А сейчас из категории гипотез это переходит в разряд необходимости, и перспективы тут есть, особенно с учетом того, что ледовая обстановка в регионе потихоньку меняется.

Теория глобального потепления предполагает, что обстановка эта изменится заметно. Эти предположения сейчас поддерживают часть ученых и все политики. Но, независимо от того, как мы относимся к самой теории, на практике перспективы у нас тут есть. Хотя ясно, что для того, чтобы Северный морской путь стал эффективной транспортной магистралью, нужна серьезная железнодорожная поддержка. Нам нужно достраивать Северный широтный ход. Это тоже обсуждается примерно с 1970-х годов, но именно сейчас это становится гораздо ближе к реальности, чем когда бы то ни было.

Экспертные мнения