Михаил Блинкин (Москва): То, что сегодня предлагается в РАН, пахнет архаикой, безнадежностью

Эксперт Михаил Блинкин рассуждает о том, что Владимир Путин провел рабочую встречу с президентом РАН Александром Сергеевым:

О деятельности Российской академии наук я могу судить только на фоне тех предметных областей, в которых я работаю. В Российской академии наук есть Институт транспорта. С моей точки зрения, если их завтра закрыть, этого никто не заметит. Потому что в транспортной повестке их нет. Не потому, что они слишком академичные, или, наоборот, слишком прикладные, они просто очень слабые. В той науке, в которой я когда-то учился, в математике, есть чем гордиться. Меняются президенты, меняется научная среда, а математики как были в России хорошие, так и остались. Там жизнь продолжается, там все очень хорошо.

Вопрос в том, что проблемы науки не решаются в разговоре престарелого президента академии наук с высшим государственным руководителем. Проблемы решаются на практике. Сегодня внедрение цифровых опций происходит ураганными темпами везде, в том числе и в транспортной отрасли, в грузоперевозках. И там научные знания востребованы, там крупные компании платят за них хорошие деньги. А у нас этот вопрос пытаются решить как в Советском Союзе: принял генеральный секретарь президента академии наук. Нет, сегодня так вопросы, в том числе и научные, не решаются. Там, где есть научные разработки, я могу судить по своей отрасли, бизнес за них очень хорошо платит. Мне как потребителю нужны конкретные ноу-хау. От того, что академия наук живет отдельной жизнью, мне как заказчику не холодно и не жарко.

То, что сегодня предлагается, пахнет архаикой, безнадежностью. У меня на столе лежит диссертация, присланная мне на рецензирование. Уважаемый вуз, интересная тема. Но предлагаемые в диссертации решения уже давно «запаяны в железо», как минимум в конце 70-х они были реализованы. Поэтому о чем может идти речь в данном случае? О каких новых разработках? Повторюсь, что я могу судить только с колокольни тех предметных областей, в которых я работаю или работал раньше. Если речь идет о транспорте, о городе, то академия наук здесь просто ни при чем. Например, мне нужно выполнить интересный проект для какой-нибудь компании, а у меня есть вопрос, в котором моих знаний недостаточно. У меня есть номера телефонов, куда я буду звонить. В России много образованных людей. Но в моем телефоне нет никого из РАН. Подчеркну – я говорю о своей отрасли.

Экспертные мнения