В Москве суд объяснил, почему распознавание лиц по видеокамерам не нарушает прав граждан

Обнародована мотивировочная часть решения Савеловского суда Москвы по иску местной жительницы Алены Поповой, требовавшей запретить распознавание лиц установленными на улицах камерами видеонаблюдения. Само решение было принято еще 6 ноября.

Суд счел, что эта система не вмешивается в частную жизнь граждан, а получаемые с ее помощью данные не позволяют идентифицировать человека.

Алена Попова, оштрафованная за одиночный пикет весной 2018 года возле здания Государственной думы, утверждала, что на заседании суда по ее административному делу были представлены записи сфокусированных на ее лице камер видеонаблюдения — причем изображение лица было представлено в 32-кратном увеличении. По словам москвички, именно на основании этих снимков суд и счел доказанным нарушение закона о митингах с ее стороны.

Она обратилась в суд с требованием удалить ее биометрические данные из базы системы видеонаблюдения и запретить применение технологии распознавания лиц в городе, поскольку фактически оно означает сбор биометрии без письменного согласия граждан — а значит, нарушение закона о персональных данных и права на тайну частной жизни.

Судья Марина Иванова с ней не согласилась, заявив, что видеоизображения, снятые в публичных местах, не могут считаться биометрическими персональными данными — а значит, для их обработки не требуется письменное согласие граждан.

В мотивировочной части решения Савеловского суда уточняется, что система видеонаблюдения способна только распознавать лица, но не устанавливать личность граждан — для этого у Единого центра хранения данных (ЕЦХД) нет необходимых персональных данных (например, о росте, весе и других параметрах). Поэтому идентификация проводится только путем сравнения полученных изображений с фотографиями, имеющимися в распоряжении полиции.

Однако даже в таком случае выводы представляют собой лишь «совпадение с определенной долей вероятности (65%), а персональные данные департаменту информационных технологий при этом не передаются», считает судья.

Из ее решения также следует, что сотрудники полиции имеют право обрабатывать данные о гражданах и вносить их в базы данных. Сведения из ЕЦХД они применяют в работе — например, для розыска пропавших и поиска разыскиваемых.

В отношении Поповой, подчеркнула судья, алгоритм распознавания лиц не применялся вообще: ее личность якобы была установлена при проверке паспорта полицейскими. Видеозапись с уличных камер наблюдения, которую истица приложила к своему заявлению, суд не стал рассматривать в качестве доказательства.

Ранее Департамент информационных технологий Москвы, являвшийся соответчиком по иску Поповой, заверял, что городская система видеонаблюдения не следит за гражданами и не нарушает закон о персональных данных, а применяется для решения разных задач — в том числе, например, для обнаружения сломанных объектов городской среды, переполненных мусорных баков и неубранных сугробов.

Как сообщал «Давыдов.Индекс», минувшим летом в столичном главке МВД подвели промежуточные итоги эксперимента по использованию системы распознавания лиц: записи с тысячи камер, размещенных у подъездов жилых домов столицы, позволили задержать 90 правонарушителей.

В конце октября пресс-служба МВД РФ анонсировала планы руководства ведомства по оборудованию всех камер видеонаблюдения, установленных в Москве, функцией распознавания лиц.

6.1
Индекс
?
Значимость события для федеральной власти
6
Значимость события для региональных властей
6.5
Значимость для элит
6
Значимость для потребителя
6