Я сегодня дома. Госдума пытается выправить законопроект об удаленной работе

© Wavebreak Media / Фотобанк Лори

Рабочая группа Госдумы сформировала поправки ко второму чтению в парламенте законопроекта о дистанционной работе. Депутаты хотят дать органам местного самоуправления и госвласти полномочия отправлять работников на удаленку в случае ЧС без их согласия. Работодателей при этом обяжут обеспечить сотрудников гаджетами для связи или компенсировать расходы на них.

Кроме того, инициатива гарантирует обеспечение работников средствами защиты информации и иными средствами, «либо компенсирует работнику расходы в связи с использованием принадлежащего работнику или арендованного им соответствующего оборудования или средств».

«В случаях катастрофы природного или техногенного характера, производственной аварии, несчастного случая на производстве, пожара, наводнения, землетрясения, эпидемии, эпизоотии, а также по решению органа государственной власти и (или) органов местного самоуправления и любых исключительных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части, по инициативе работодателя работник может быть временно переведен на дистанционную работу на период действия указанных обстоятельств», — приводит агентство ТАСС текст поправки к законопроекту.

По окончании срока такого перевода да удаленную работу работодатель обязан предоставить работнику прежнюю работу, предусмотренную трудовым договором, а работник обязан приступить к ее выполнению.

Авторами законопроекта о дистанционной работе в условиях ЧС выступили председатель Госдумы Вячеслав Володин, спикер СФ Валентина Матвиенко, депутат Андрей Исаев, другие парламентарии и сенаторы. Разработанные поправки, в частности, закрепят термины «дистанционная» и «удаленная» работа, а также определят их форматы: постоянная дистанционная работа; временный перевод на дистанционную работу сроком не более шести месяцев; комбинированная работа (в офисе и удаленно).

В конце октября глава Минэкономразвития Максим Решетников в интервью телеканалу «Россия-24» признал, что обсуждение изменений в Трудовой кодекс, которые регулируют работу в удаленном режиме, идет сложно. По словам министра, отношение к оплате труда и трудовым нормам трансформируется. «Это вообще ментальный сдвиг. То есть, мы уходим от того, что необходимо покупать время работника, к тому, что теперь нужно покупать результат его труда», — подчеркнул глава Минэкономразвития.

Как сообщили изданию «Коммерсант» представители работодателей и профсоюзов, инициатива лишь узаконит уже сложившуюся практику.

Согласно поправкам, трудовой договор может быть расторгнут в случае, если сотрудник не взаимодействует с работодателем по рабочим вопросам больше чем два рабочих дня подряд. При этом юрист, блогер и общественный деятель Денис Сапрыгин в интервью «Давыдов.Индекс» выразил уверенность, что это «очередная мертворожденная норма, сделанная просто для того, чтобы явить некий информационный повод». Эксперт подчеркнул, что государство не является стороной трудового договора и ему крайне сложно будет делать какие-то прямые указания работникам коммерческих организаций.

«Коммерсант» обращает внимание, что документ при этом дает широкие полномочия в условиях ЧС органам власти. По их решению в случае аварий на производстве, пожаров, наводнений, землетрясений, эпидемий, а также «в любых исключительных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части», сотрудники могут быть переведены на удаленную работу.

Опрошенные «Коммерсантом» эксперты сошлись во мнении, что поправки к законопроекту не нарушают права работников. Член Совета по правам человека при президенте РФ, президент Конфедерации труда России (КТР) Борис Кравченко подтвердил изданию, что поправка фактически фиксирует действительность. «Местные органы власти могут принять решение о переводе трудящихся на удаленный доступ. Далее идет процесс согласования с наемными работниками или профсоюзной организацией режима труда и отдыха», — подчеркнул он. В КТР выражают уверенность, что готовящийся в формате трехстороннего обсуждения — власть, профсоюзы работников и работодателей — документ отвечает интересам наемных трудящихся.

Подобное регулирование уже было опробовано в столице, когда в начале октября мэр Москвы Сергей Собянин обязал работодателей отправить на удаленную работу 30% сотрудников, а также всех работников старше 65 лет и людей с хроническими заболеваниями, в рамках противодействия эпидемии коронавируса. В противном случае компании ждет штраф или приостановка деятельности. На медицинские организации, предприятия оборонного комплекса, «Росатом», «Роскосмос» и некоторых других стратегически важные отрасли ограничения не распространяются.

Проведенные опросы показали, что 49 % российских работодателей  переводили персонал на удаленный режим. Более 70% российских компаний не против сохранить дистанционный режим работы, а некоторые компании планируют придерживаться такого формата минимум до конца лета.

Юрист Эдуард Черторинский в беседе с «Давыдов.Индекс» подчеркнул, что приведение правовой базы в состояние, максимальное близкое к актуальным общественным процессам – это хорошо, но данная работа не должна подменять собой реальных мер экономической поддержки бизнесу и тем отраслям, которые наиболее сильно пострадали от коронавируса и связанных с ним ограничительных мер.

Документ планируется принять во втором и третьем чтениях до конца ноября, он должен вступить в силу с 1 января 2021 года.

Эксперт Эдуард Черторинский (электоральный юрист, арбитражный юрист, Владивосток) комментирует:

Обсуждаемый законопроект, по моему мнению, опоздал на несколько месяцев, если не на полгода. Но лучше поздно, чем никогда. Вероятно, что федеральный законодатель оценил опыт регионов в этой сфере и принял решение его «узаконить». Законопроект не столько социально ориентирован, сколько расширяет действующий правовой инструментарий в сфере трудовых отношений. Приведение правовой базы в состояние, максимальное близкое к актуальным общественным процессам – это хорошо, но данная работа не должна подменять собой реальных мер экономической поддержки бизнесу и тем отраслям, которые наиболее сильно пострадали от коронавируса и связанных с ним ограничительных мер.

 

Экспертные мнения