Юлия Овсянникова (Тверь): Бояться засилья иностранных слов не нужно, потому что язык — куда более масштабное и самодостаточное явление, чем человек

Эксперт Юлия Овсянникова рассуждает о том, что лингвисты назвали новые слова 2020 года:

Как мы знаем, в конце каждого года любопытные филологи выбирают слова года, а айтишники составляют словарик года на основе самых популярных интернет-запросов. Но эта выборка фиксирует, скорее, медиатренды года — бытование широко обсуждавшихся тем и явлений. Когда тренды уходят, кризисы преодолеваются, проблема решается, проходит мода, уходит в прошлое и связанный с ней тезаурус.

Так, с падением общественного интереса к Украине и конфликту на Донбассе вышли из употребления неологизмы «укроп», выражение «ихтамнет, «ватники», «колорады». Не все уже помнят, что такое «Солсберийский собор», «Немцов мост». Любой филолог с минимальным набором знаний по части лингвистики сможет объяснить, что бояться засилья иностранных слов не нужно, потому что язык — куда более масштабное и самодостаточное явление, чем человек. Это стройная система со своей структурой, законами и логикой развития — «испортить» язык и внедрить в него иностранные слова вопреки внутренней логике его развития, невозможно.

Иностранное слово приживется, только если оно обозначает явление, для которого не было обозначения в родном языке, либо явление, родившееся за рубежом (так мир узнал слово «спутник»), либо несет дополнительные оттенки значений, которых нет у слова в родном языке, либо у них разная сфера бытования и разные речевые ситуации, в которых эти слова используются. Главный закон языка — это закон языковой экономии: двух абсолютно одинаковых, идентичных во всем слов, заимствованного и исконно русского, в одинаковых ситуациях бытовать просто не может — одно из них в любом случае перестанет употребляться. Так что с точки зрения лингвистов желание бороться с иностранными заимствованиями — это полная глупость. Человек не может целенаправленно менять язык, занимаясь лингвистической евгеникой. Наоборот — это язык определяет то, как мы думаем. А слова, появившиеся вместе с явлениями-однодневками, умрут с ними же.

Когда мировое сообщество переломит ситуацию с коронавирусом, люди перестанут массово болеть, а сама болезнь станет сезонной, войдя в один ряд с ОРВИ, уйдет и слово «корона» в его новом значении, а «ковид» станет медицинским термином. Из всех слов-2020 с нами, полагаю, останется только «дистанционка» и «удаленка», поскольку массовый вынужденный уход на дистанционную работу во время пандемии по сути лишь ускорил и продемонстрировал намечающийся тренд трудовых практик — технологии развились до такой степени, что человек может одинаково эффективно трудиться как в офисе, так и дома. Но работа дома снижает затраты для работодателя, а значит, по законам экономики, будущее за таким форматом как минимум в ряде сфер. Это, по-видимому, случилось бы и без коронавируса: просто процесс был бы более растянут во времени. Эти два слова связаны с новым технологическим укладом, поэтому они могут действительно остаться в языке надолго — именно в языке, а не в речи.

Экспертные мнения