Будущее лесов: что говорят эксперты

Газета «Известия» разбиралась, как ликвидация института лесничих в России сказалась на состоянии леса в стране и что нужно делать, чтобы минимизировать ущерб от лесных пожаров.

Фотор: Валерий Мельников / РИА Новости

Издание напоминает, что до 2006 года в России действовал Лесной кодекс, принятый еще в Советском Союзе. Согласно ему, леса находились исключительно в госсобственности и предоставлялись только в пользование. Лесозаготовкой занимались лесхозы и леспромхозы, а лесничества, в свою очередь, – их охраной и сохранением. В общей сложности в 1980-х годах в СССР было более 2,6 тыс. лесхозов и леспромхозов и около 12,5 тыс. лесничеств.

Эксперты отмечают, что, несмотря на наличие плюсов такой схемы, в ней было и немало недостатков: получалось, что лесом пользовались те же самые люди, что его охраняли.

«Что-то разворовывалось, что-то неэффективно реализовывалось, но все-таки лесхоз был видом экономической деятельности, и по большей части деньги, заработанные на лесе, снова вкладывались в лес», – отмечает руководитель лесного отдела Greenpeace биолог Алексей Ярошенко.

Однако с началом 2000-х в отрасли начались значительные перемены: были упразднены Госкомитет по охране окружающей среды и Федеральная служба лесного хозяйства. Отдельные функции передали Министерству природных ресурсов, но система фактически буксовала. С принятием нового Лесного кодекса полномочия государства в вопросах использования лесного фонда снизились до минимума: за состоянием леса теперь следили собственники и арендаторы, а надзорные органы лишь контролировали соблюдение законодательства.

Согласно новому законодательству, лесничие стали скорее инспекторами: в их функции теперь стали входить патрулирование леса, выявление нарушений, составление предписаний и требование их выполнения. В то же время контроль за охраной леса от пожара больше к их полномочиям не относился – по факту большую часть времени стали сидеть на рабочем месте за компьютером. Однако в итоге это привело к усугублению ситуации с лесными пожарами.

«Раньше лесхозы обязаны были тушить их сами. Если это не сделал арендатор, то у самих лесничеств были пожарно-химические станции везде, были силы пожаротушения. Два-три патрульных лесника с помощью первичных средств пожаротушения могли как минимум остановить огонь до прибытия пожарной команды», – рассказал директор Института лесных технологий СибГУ им. Решетнева Сергей Верховец.

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

По его словам, сейчас у лесничих нет ни техники, ни людей для таких целей: они могут лишь привлечь внимание лесопользователя и поторопить его с решением вопроса.

Надежда на арендаторов и новых собственников также не оправдалась, говорят эксперты. Предпринимателей интересует высокая скорость оборота денежных средств – в течение максимум 5-6 лет, поэтому у них нет желания вкладывать деньги в развитие лесной инфраструктуры.

«Их не интересует защита лесов, их приумножение и сохранение, получение дополнительной выгоды благодаря глубокой пилообработке, использование отходов лесопиления, охотничье хозяйство», – добавляет Сергей Верховец.
Процент ответственных лесопользователей, готовых планировать свою работу более чем на 100 лет вперед, по оценкам эксперта, не превышает 5-10% от всех арендаторов.

Решением проблемы может стать модернизация института лесничих, в первую очередь – увеличение их численности. В 2018 году этот вопрос поднимал глава Минприроды Дмитрий Кобылкин. По его словам, на это требуется около 20 млрд рублей, однако, помимо финансовой составляющей, есть еще немало нюансов.

«Чтобы вернуть лесника, нужно создать условия жизни для людей. Мы создадим рабочие места, в том числе в отдаленных населенных пунктах, но есть Саха (Якутия), есть Красноярский край — огромные территории, на которых нет столько населенных пунктов, чтобы разбить леса на квадраты. Для усиления авиационного патрулирования нужна легкомоторная авиация, которой нет в нужном объеме. Все по порядку — лесную отрасль в России будем поднимать», – заявлял министр.

Вид на лесные пожары с вертолёта, задействованного в тушении лесных пожаров в Богучанском районе Красноярского края. Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Эксперты, опрошенные изданием, тоже говорят, что нужно поднимать престиж профессии – прежде всего сделать ее привлекательной для студентов.

«Хотелось бы, чтобы занялись кадровым обеспечением лесной отрасли, чтобы была возможность целевой подготовки кадров. Предприятие лесного хозяйства помогало бы обучающимся на бюджете студентам, оказывало бы им формы социальной поддержки, и потом наши выпускники три года отработали бы по контракту на этом предприятии. Это положительная форма для закрепления кадров», – предложил Сергей Верховец.

Российское отделение Greenpeace ранее заявило о том, что площадь лесных пожаров в Сибири достигла максимума с начала года. Активисты подсчитали, что сейчас в сибирских регионах горит 5,4 млн га леса. По подсчетам общественников, общая площадь, пройденная огнем, в ближайшее время превысит уровень 2018 года, а к концу сезона может побить и рекорд 2012 года.

При этом данные Авиалесоохраны сильно отличаются от тех, что опубликовал Greenpeace. В понедельник ведомство сообщало, что в России действуют 202 лесных пожара на площади 283,2 тысячи га, которые активно тушат, из них 146,7 тысячи в Иркутской области и 126,1 тысячи в Красноярском крае. При этом за прошедшие сутки их площадь снизилась на 6%, до 266,4 тыс. га.

Эксперт Марианна Мунтяну рассуждает о том, что смена «хозяев» привела к упадку всей лесной отрасли:

Количество сотрудников лесного хозяйства действительно сократилось. Но недостаток сотрудников — не единственная проблема, связанная с лесной отраслью. Важно заниматься экологическим просвещением, совершенствовать законодательство.

В последнее время было много принято поправок. Лесной кодекс 2006 года четко разделил хозяйственников и проверяющие органы. Пользование лесами и уход за ними передавались тем, кто арендует территорию. Государство только контролировало соблюдение законодательства.

Эксперт Александр Дятлов рассуждает о развитии лесного хозяйства:

Поддержка инвестиционных проектов, когда стали отдавать лесной фонд в долгосрочную аренду и люди получили возможность строить новые предприятия, реализуется достаточно успешно. В Архангельской области благодаря такому подходу появились новые объекты и проекты.

В регионе даже наблюдается дефицит лесфонда: инвесторы обязательства выполнили, а мы их еще не обеспечили лесным фондом. Так что от арендаторов польза есть. Они за лесом смотрят и своими силами занимаются пожаротушением.

При этом я абсолютно согласен с министром природных ресурсов и экологии РФ Дмитрием Кобылкиным. Он правильно поднял вопрос возвращения полноценного института лесничества. На это действительно потребуется немало денег. Важно создать условия лесникам, которые работают сегодня. Их рабочее место должно быть обеспечено по последнему слову техники.

Экспертные мнения