Виталий Орлов (Москва): Все покусы – это педагогическая запущенность

Фото pixabay.com

Эксперт Виталий Орлов рассуждает о том, что власти утвердили список потенциально опасных собак:

Последний раз бандога я видел в 2003 году. Это была старенькая собачка, которая уже ни на кого не могла напасть. Кто такие бандоги? Это рабочие метисы ротвейлера и питбуля, мастиффа и амстафа. Порода – это какое-то количество позиций, которое передает из поколение в поколение генетический бассейн.

Надеюсь, в список не забыли включить питбулей? Последний питбуль, которого я видел, был 2004 года рождения. Он был рожден от привезенной из Мексики мамы. А все, кого сейчас называют питбулями, — это несчастные животные с разъезжающимися в разные стороны глазами, которые боятся собственной тени.

Включая в запрещенный список собак пород, название которых даже и выговорить трудно, мы формально говорим о том, что где-то они существуют, но в нашей стране их никто не видел. И любой нормальный человек, который в своем уме и который был на дрессировочной площадке, он скажет, что то, что мы называем волкособами, это по сути те же декоративные лайки, как и маламуты, и самоеды, и хаски. Это не рабочие собаки, а декоративные лайки, которые далеки от аборигенов.

Кавказские овчарки действительно когда-то были очень хорошими собаками, с сильным характером. Но последний раз такого качества и такой силы собак я видел давно. Для того, чтобы иметь хорошее рабочее поголовье, нужно вести отбор как минимум лет сто.

Мир, в котором сейчас живем мы, это мир формы, а не содержания. То есть люди на протяжении минимум лет 30 разводят не собак, а делают меховое ателье. Для них собака – это внешность, не содержание. И в результате для того, чтобы потерять качества, принадлежащие породе, достаточно трех поколений.

Сейчас нет ни одной породы, которая несет в себе силу характера. В каких-то отдельных породах встречаются особи. Но на отдельных особях не строится разведение породы. Для того, чтобы получить поголовье, мы должны оперировать генетическим бассейном. На что это похоже?

Например, Михаил Васильевич Ломоносов – русский. Но не все русские – Михаил Васильевич Ломоносов. Так же и с собаками. Называть потомков питбулей, мастиффов и т.д. породой – это, скорее, склонность к эпатажу. Это детская тяга к громким названиям.

Хороших собак я не видел с нулевых годов. Кто у нас сейчас кусает? Будете смеяться, но приходят современные владельцы французского бульдога, собаки не больше буханки бородинского хлеба, и жалуются, что она кусается. Причем не в агрессии, а в добыче. Проблема в чем? Все покусы – это педагогическая запущенность.

Мы с вами живем в очень трудное время. Основная проблема современного общества – неосознанность происходящего. Люди не думают, они живут в каком-то комиксе.

И если раньше для нас лозунг «Собака – друг человека» был руководством к действию, мы осознанно и ответственно относились к выбору и содержанию собак, было уважение и к собакам, которым давали воспитание, и к окружающим, то сейчас собак не воспринимают всерьез. Не воспринимают как друга, как животное. Собаку воспринимают как мягкую игрушку.

Собаку надо учить строить отношения с окружающим миром, воспитывать. Нет ни одной породы, которая не нуждается в воспитании. При том отношении к животным, при том сознании, которое сегодня сформировано у людей, список опасных пород будет расширяться, а нас кусать начнут даже хомяки.

Экспертные мнения