Александр Коньков (Южно-Сахалинск): Думаю, что к приговору по второму делу Хорошавин был полностью морально готов

Эксперт Александр Коньков рассуждает о том, что экс-губернатора Хорошавина осудили на 15 лет по второму делу:

Приговор Александру Хорошавину на сей раз вынесли жесткий – 15 лет лишения свободы являются максимальным наказанием по статье, по которой он обвинялся. И, честно говоря, я ожидал, что срок лишения свободы будет высоким, но не предельно высоким. А вот чего ожидал он и как это воспримет общество – другой вопрос.

Отношение к Хорошавину на Сахалине эволюционировало по мере того, как разворачивалась вся эта история. Как вы знаете, сейчас он отбывает срок по первому уголовному делу, в рамках которого он был приговорен к 13 годам лишения свободы. Так вот, в марте 2015 года, когда его только арестовали и началась серия разоблачений о том, что он вел богатый образ жизни, владел миллиардом в наличных и сверхдорогими часами, общество испытало шок. Это было первое дело с такими суммами и риском столь серьезного наказания, и в то время граждане обсуждали, что надо бы Хорошавина защитить, собраться на митинг и так далее.

Но потом были обнародованы фотографии принадлежавшего ему имущества, и общественное брожение утихло. Тогда все стали ожидать приговора, причем постепенно возобладало мнение, что бывший губернатор вполне может избежать серьезного наказания – у российских граждан, как вы знаете, распространено убеждение, что чиновники могут уходить от ответственности. Но позже и это отношение стало меняться – по мере того, как стало появлялось все больше свидетелей коррупции. Люди перестали считать этот случай особым, а потом его и вовсе затмили другие, более яркие, с большими суммами или более свежие. Но все же общество ожидало, что судебный процесс будет показательным. И сам Хорошавин демонстрировал, что считает свое дело уже решенным.

В итоге и процесс, и судебное решение оставило у граждан впечатление небезукоризненности соблюдения юридических процедур. Так, в банковской ячейке Хорошавина были обнаружены деньги, полученные в 2008 или 2009 году (на пачках при банковской упаковке ставится дата), а взятка, за которую его судили, была получена в 2013-2015 годах. Однако внимание обратили и на эти деньги, хотя их криминальное происхождение не было доказано. Это формировало впечатление, что судебное решение было определено заранее, и для яркости впечатления от масштабов решили присовокупить все, что смогли найти. И вот на этой ноте общественных настроений начался процесс по второму делу о взятках.

Сам Хорошавин в суде на сей раз действительно демонстративно давал понять, что прекрасно понимает, к чему идет дело – учитывая, что фактически и состав суда тот же самый. И не признавал себя виновным. Другие такие признания делали – и были приговорены к заметно более мягкому наказанию, а кое-кто в результате сотрудничества со следствием вообще получил условный срок. Это тоже произвело определенный эффект на общество.

Так что думаю, что к приговору по второму делу Хорошавин был полностью морально готов. И, как мне кажется, общество теперь исходит из того, что трудно стало верить, будто система работает беспристрастно. Нередки комментарии в стиле «еще будем вспоминать времена Хорошавина добрым словом» и «новые чиновники ничуть не лучше прежних». Ну, посмотрим, какими будут настроения в дальнейшем.

Экспертные мнения