Александр Ведруссов (Москва): Граждане стали больше понимать, что нужны институты прямой демократии, важны выборы, референдумы

Эксперт Александр Ведруссов прокомментировал концепцию «доброй власти» Фонда «Петербургская политика»:

Начнем с того, что у нас по сути перестал работать общественный договор, который длился почти два десятилетия. Последние шесть лет снижается уровень жизни. По любой статистике, как бы ее ни подкручивали и ни корректировали, жизненный уровень населения снижается совершенно очевидно. Более того, следует констатировать, что в обществе нарастает социальный пессимизм. Даже если рейтинги власти в целом, ее институтов, правящей партии не снижаются лавинообразно, это не отменяет того, что во многом даже их поддержка основывается не на том, что какие-то позитивные ожидания с ней связаны.

Вот этот нарастающий социальный пессимизм необходимо каким-то образом купировать. Можно попробовать, как обычно, все свести к политтехнологиям. Но надо смотреть на задачу шире. У нас есть не только электоральные процессы. За ними стоят социально-экономические, глубинные, более серьезные процессы. Электорат у нас между выборами, на секундочку, гражданами зовется. И когда у нас рассуждают категориями электората, все сложно, но еще можно как-то все выстраивать по старинке, не меняя ничего коренным образом. Общество вроде бы не вмешивается в политику, понимая, что выборы у нас носят ограниченно демократический характер. И партия власти имеет особые условия. И часть договора была в том, что население, обеспеченное ростом благосостояния, особо в политику не вникает.

Сейчас совершенно очевидна борьба за возвращение прямых выборов мэра в крупных городах. То есть, с одной стороны, люди хотят, чтобы вернули те социальные гарантии, какие были при СССР, но при этом не готовы к монополии одной партии, преследованию инакомыслящих. Думаю, граждане стали больше понимать, что нужны институты прямой демократии, важны выборы, референдумы. Граждане почувствовали вкус и хотят принимать активное участие в решении вопросов муниципального и регионального уровня. Соответственно, не надо никакой либерализации в экономике и социальной сфере. Необходимо сохранить социальные завоевания и свернуть деструктивную оптимизацию.

Но в политической сфере запрос на либерализацию в хорошем смысле этого слова существует. Власть должна понимать, что эти запросы комплексные, сложные, неодномерные. На общественный запрос 2011-2012 годов решили ответить политтехнологическим образом, не меняя ничего по сути. Либерализировали законодательство о партиях. Было 7 партий, стало 7 десятков. То есть технологическое решение использовалось в качестве ответа на общественный запрос. И какую пользу это принесло? Да никакой. Поэтому если сейчас снова попытаются имитационно ответить на запрос на либерализацию общественно-политического пространства, то это сделать уже не получится. Меры, которые не меняют ничего фундаментально, а лишь раскрашивают общественно-политический фасад, окажутся недейственными.

Экспертные мнения