Дмитрий Солонников (Санкт-Петербург): В том, что у нас не проросли «коричневые», профашистские силы, во многом заслуга Владимира Вольфовича

Эксперт Дмитрий Солонников о кончине Владимира Жириновского:

Владимир Жириновский, безусловно, один из наиболее ярких представителей политической элиты нашей страны, один из старейших представителей политического бомонда. Это человек, который очень много сделал для развития парламентаризма в нашей стране, для создания эффективных партийных институтов. Его партия – старейшая на сегодняшний день в России, она зарегистрирована еще во времена СССР, то есть существует более 30 лет.

Но кроме этого, конечно же, мы будем помнить Владимира Вольфовича как человека, который сделал в 1990-х года очень важную работу. Именно тогда ЛДПР смогла сконцентрировать на себя внимание электората экзальтированного, электората агрессивного, электората, возбужденного всей сложностью ситуации 1990-х годов. И в этом отношении именно ее существование привело к тому, что у нас не проросли «коричневые», профашистские силы.

Маргинальную часть избирателей, люмпен-избирателей на этом фоне не удалось растащить по создававшимся тогда националистическим, профашистским организациям – РНЕ и другим. Политически их структурировал Жириновский – в рамках кампании ЛДПР, и дальше это все свелось к цивилизованным формам парламентских выступлений. В общем, то, что в тяжелейших экономических и политических условиях 1990-х годов Россия не развила националистические профашистские формирования, – во многом заслуга Владимира Вольфовича.

И то, что мы видим сейчас, цивилизованное политическое пространство России, во многом сделано именно им. Поэтому мы будем вспоминать многих политиков того времени, но только за Жириновским есть эта конкретная работа, эта конкретная часть формирования нашего политического пространства. За что мы, конечно же, будем ему благодарны.

Что касается партии Владимира Жириновского, то она оказалась в сложном положении. Известно, что партии вождистского типа (а именно к ним относится ЛДПР) сконцентрированы на образе своего лидера. Для сторонников ЛДПР был важнейшим даже не имидж партии, а имидж ее лидера. Вспоминаю историю, когда на думских выборах список ЛДПР не был зарегистрирован моментально, был проведен ребрендинг – зарегистрировали «Список Жириновского», и он получил такой же процент голосов для прохождения в Государственную Думу, какой обычно получала ЛДПР.

То есть бренд «Владимир Вольфович Жириновский» сильнее, чем бренд ЛДПР – без него ЛДПР не может быть самостоятельной политической партией. И в этом ее отличие от КПРФ. Смена лидера КПРФ не приведет к такому падению популярности и возможностей, как смена лидера у ЛДПР.

Партии сейчас нужно будет решать серьезные вопросы, и прежде всего – вопрос о том, как партия будет существовать в дальнейшем. Произойдет ли ее деление на различные проекты, каждый из которых будет искать своего лидера? Попытается ли она войти в другую какую-то структуру? Произойдет ли распад партии как единого целого с присоединением ее частей к различным политическим проектам? Все это – сложнейшие вопросы.

Экспертные мнения