Настроения и фантазии. О казачьих подразделениях в Росгвардии

Казаки и казачья Росгвардия

В современной России очень любят казаться, а не быть. Имидж — все, а факт не имеет значения. Сегодняшние власти очень слабы в социальных технологиях и из-за этого пытаются найти и перенять их или в других странах, или найти что-то в своем прошлом.

Однако, чаще всего, получается только скопировать атрибуты, но не реализовать идею.

Так и с казачеством и казаками — справу (форму) утвердили, а настоящих казаков в нее, чаще всего, поместить не смогли. Но нельзя стоять на месте и, уж тем более, нельзя признать ошибку, особенно, когда ресурсы выделены. А раз выделены ресурсы, появляются люди готовые их освоить, а, как водится у нас в стране — если есть человек хороший, то почему бы под него не создать должность для стабильного кормления, а дальше уже начинается креатив от этих людей: казачий институт, казачьи подразделения в вооруженных силах, казачьи внештатные патрули, а теперь и казачьи подразделения в Росгвардии.

Вот только непонятно: а для чего это народу, да и самим нормальным казакам, которые по роду казаки?

Почему казак не может учиться в обычном вузе? Молитву перед лекцией прочитать Бог не запрещает и без стен вуза, в названии которого есть слово «казачий. Почему казак не может служить в обычных подразделениях ВС РФ? Во многих частях сейчас есть или часовня, или комната для молитв, а большинство служащих в казачьих подразделениях не обладают какими-то спецнавыками, да и молитвы не каждый знает. А вот вводить казаков в Росгвардию — совсем большая глупость и добавит только расслоения в казачьих, и без того не стройных, рядах.

Сегодня казачье общество разделено на настоящих казаков и «ряженых». Настоящие, как и в былые времена — работают, чаще всего на земле или занимаются полезным бизнесом. У настоящего казака — в крови быть хозяином. «Ряженые» — сидят на госденьгах, грантах, постоянно что-то решают во власти и что-то выпрашивают.

Можно их отличить и по культуре, и по вере в Бога. Настоящие — хранят и передают традицию, читают молитвы, воспитывают в традиции своих детей. Ряженые — делают вид, что молятся, любят и поддерживают опопсовленное творчество и далеки от понимания традиций.

Настоящий казак — патриот и не рвется бороться с собственным народом, но готов умереть за него, ему не надо доставать нагайку ради самоутверждения, он сильный внутри и знает это, а ряженый рвется в патрулирование и возможность достать нагайку, ради самоутверждения, потому что на поверку они, в большинстве своем — слабые и не уверенные в себе люди. Да и нагайку они достанут в том случае, если сзади прикроет росгвардеец с боевым оружием.

Так что, создавая все эти странные атрибуты, власти поддерживают не тех самых казаков-патриотов, которые поднимутся на защиту России по первому зову, а слабаков, которым официальное казачество нужно для самоутверждения, то есть — слабых духом и телом. Но нужна ли нам такая Росгвардия и такое казачество?

Telegram-канал «Алёхин. Telega власти»

Экспертные мнения