Настроения и фантазии. О трудностях лоялистов

Легко стороннику протеста. Для него современная Россия – сугубо компромиссное и переходное звено к «прекрасной России будущего» — то ли не обретенная, то ли потерянная где-то между 1996-м и 2014-м.
Легко оппозиции системной. Делай вид, что никакой энергетики у бренда Россиия нет и это всего лишь недо-СССР – несовершенная проекция той утопической страны, которая якобы когда-то существовала в природе и в истории.
Тяжелее всего лоялистам. Они не без капризов, но все же дали убедить себя: Россия – лучшая в мире страна с лучшими в мире импортозамещением, вакциной, ценностями, моральной правотой. Однако потихоньку они начинают чувствовать, что эта концепция все менее мейнстримная и все более пораженческая. А в риторике растущего числа спикеров Россия выглядит как вторичный геополитический остаток той самой настоящей страны, без переобретения которой не построить благополучие потомков и не успокоить могилы отцов и дедов. А собственно настоящий период большой исторической ценности не представляет – он тоже переходный, благополучие населяющих его поколений сугубо вторично перед память предков, передавших нам склонность к обесцениванию настоящего.
Короче, проблема. Чем успешнее пропаганда построения концепции суперуспешности России в настоящем, чем больше его авторам этот образ кажется унылым, скучным и упадническим.

Telegram-канал «Как бы Mikhail Vinogradov»

Экспертные мнения