О деторождении и риске потери работы

Для женщин рождение ребенка повышает риски потери работы и незанятости. А это одна из причин, почему семьи с детьми в России оказываются среди групп с повышенными рисками бедности.

Это подтверждают результаты исследовательний экспертов НИУ ВШЭ Алины Пишняк и Евгении Надеждиной. О дискриминации со стороны работодателей ученым в ходе десяти фокус-групп рассказали женщины в возрасте от 25 до 35 лет из разных типов населенных пунктов, и с разной квалификацией. В качественном исследовании приняли участие 80 респонденток, занятых и незанятых, из Москвы, Архангельска (крупного города, областного центра), малого города Каргополя и села Шалакуша. До рождения детей все информантки работали. У большинства (59%) — один ребенок, примерно у трети — двое детей.

Выяснилось, что в России существует немало барьеров для выхода на работу женщин с маленькими детьми. Помимо дискриминации со стороны работодателей, респондентки говорили также о невозможности устроить детей в детский сад, трудиться по гибкому графику, проходить дополнительное обучение и пр. Эти факторы, в том числе и по данным международных исследований, всегда серьезно влияют на занятость матерей.

При этом, чем дольше перерыв в занятости, тем выше вероятность проблем с трудоустройством. Считается, что за этот период «убывает» квалификация работника (в итоге женщины платят «штраф за материнство»). Число детей тоже значимо. С одним-двумя детьми шансы занятости матерей намного выше. А вот многодетные женщины в большинстве случаев (64%) не работают.

Как итог, — сотрудницы-матери зарабатывают несколько меньше, чем их бездетные коллеги. Этот «штраф за материнство» отчасти объясняется стереотипом, что за время декрета сотрудницы могут утратить некоторые навыки и компетенции, поэтому их, например, принимают на более низкие ставки. Но происходит ли потеря квалификации на самом деле? Есть ли у работниц-матерей ощущение, что они с трудом вливаются в процесс? Страх и стресс, судя по интервью, все же есть: «Боятся, что забыли что-то, что будут ошибаться постоянно, начальство будет носом тыкать».

В то же время, в действительности многим было трудно лишь в первые две недели. Дальше сотрудницы адаптировались, втянулись в работу. Адаптация при возвращении на работу нечасто упоминалась как особая проблема, резюмируют исследователи. Видимо, барьеры к возобновлению занятости — и прежде всего, нежелание компаний брать работниц с детьми назад, — гораздо выше, чем реальные профессиональные сложности.

* Научно-образовательный портал IQ.HSE

Информационный канал «Валерия Касамара»

Экспертные мнения