О диверсификации дальневосточного бизнеса Ротенбергов

🐟💰 Ротенберги диверсифицируют свой бизнес на Дальнем Востоке: помимо строительства электростанции и дорог с общим объемом подрядов более чем на 100 млрд. рублей, они вошли в рыбно-крабовый бизнес. Через своего номинала Аркадия Пинчевского братья стали бенефициарами сделки с крабодобытчиками «Антей» и «Антей Север», о чем писали «Ведомости», а через экс-сенатора от Сахалина Александра Верховского — Преображенской базы тралового флота (ПБТФ).

Аркадий Пинчевский входит в руководство «Национального союза ветеранов дзюдо», Высший совет которого возглавляют Аркадий и Борис Ротенберги, а также Василий Шестаков – отец руководителя Росрыболовства Ильи Шестакова — ключевого ведомства рыбопромышленной отрасли, ответственного за распределение водно-биологических ресурсов.

Сделка по приобретению ПБТФ, внешне никак не связанная с Ротенбергами, но фактически осуществленная в их интересах, состоялась в 2018-ом году. Тогда ПБТФ была продана управляющей компании «Гидрострой» за 400 млн. долларов. ПБТФ и УК «Гидрострой» – крупнейшие рыбопромышленные предприятия Приморья и Сахалина. ПБТФ до 2018-го года аффилированной с «Гидростроем» ООО «Остров Сахалин». С приобретением ПБТФ минтаевые квоты «Гидростроя» увеличились на 150 000 тонн до 430 000 тонн.

После этого «Гидрострой» стал первой рыбодобывающей компанией Дальнего Востока, значительно опередив РРПК Глеба Франка, и практически сравнялся по объемам вылова с самой крупной рыбопромышленной компанией страны — мурманской «Норебо», владельцем которой является Виталий Орлов. Сегодня стоимость «Гидростроя» вместе с ПБТФ оценивается почти в 1 млрд. долларов.

С Александром Верховским Ротенберги заключили «сейфовую сделку» — опцион на выкуп доли в ПБТФ по заранее фиксированной оценке. Александр Верховский, бенефициар УК «Гидрострой» и экс-сенатор от Сахалина, поднялся на скупке рыбных активов в 90-х – 2000-х гг. и успешном освоении 20 млрд. рублей, выделенных на реализацию ФЦП «Социально-экономическое развитие Курильских островов на 2007–2015 годы». Тогда Верховский курировал ФЦП и параллельно в рамках её реализации успешно выбивал подряды для своего «Гидростроя». Это был очень выгодный бизнес, но он закончился, а вопросы к Верховскому появились в Москве. Для него участие братьев в бизнесе — это «krysha», возможность снять все претензии из столицы. Для Ротенбергов участие в рыбном бизнесе — финансово оправданные вложения: прибыльность трескового промысла оценивается в 40-60%. ПБТФ ориентирована на экспорт тушек рыбы без головы в Китай, то есть чисто сырьевое высокомаржинальное производство, не требующее значительных средств в обновление орудий труда. Конфликт, связанный с тем, что «Гидрострой» и ПБТФ не переориентировалась на глубокую переработку рыбы как экспортного продукта, о необходимости которой Президент Путин заявил в своем Послании еще в 2014-м году, решается за счет главы Росрыболовства Ильи Шестакова. Он активно лоббирует сохранение рыбных квот, закреплённых за Гидростроем и ПБТФ еще с 1990-х гг., блокируя все возможности для пересмотра условий их использования. Речь идет о предложениях ФАС по продаже квот с аукционов и введении дополнительных правил их освоения. Реализация предложений ФАС может губительно сказаться на модели рыбного бизнеса, в которую зашли Ротенберги — он потеряет в прибыльности и сроках окупаемости. Именно поэтому в 2019-ом году Илья Шестаков провозгласил, что «исторический принцип…является благом для отрасли». В данном случае речь идет о вполне понятном и оцифрованном для Ротенбергов, Верховского, Пинчевского и Шестакова благе — ежегодно со счётов «Гидростроя» и ПБТФ на офшоры выводится до 6-8 млрд руб.

Информационный канал «КАК-ТО ВОТ ТАК»

Экспертные мнения