О молодежной политике

Новые контуры молодежной политики в России. Часть 2. Как политическим партиям работать с молодым и подрастающим электоратом

Многие политические партии имеют свои молодежные организации, а руководители партий при каждом удобном случае подчеркивают, что они «очень хорошо» работают с молодежью, вовлекают ее в политику, и что именно их партию поддерживает все больше представителей молодого поколения.

А теперь о результатах исследования, проведенного кафедрой политологии Алтайского госуниверситета под руководством Ярославы Шашковой.

Ситуативная идентичность

Выяснилось, что большинство респондентов не стремятся к определению своей политической идентичности и не связывают себя с определенной политической партией.

Отвечая на вопрос о политических взглядах 68,5 % выбрали ответы: «Смешанные взгляды», «Не имею политических убеждений», «Затрудняюсь ответить».

Остальные 31,5% распределились следующим образом:

5% коммунистов,
10% социал-демократов,
11% либералов,
2% консерваторов,
2% анархистов,
1,5% националистов.

Таким образом, молодежь предпочитает говорить о своих ценностях и целях в жизни (этому будет посвящена Часть 3), политические партии, как таковые, ей не интересны.

Вопрос о доверии
Одной из задач исследования, было выяснить уровень доверия молодежи к политическим институтам РФ.
Выяснилось, что «на Дальнем Востоке резко «проседает» доверие ко всем политическим институтам, в Сибири оно немного повыше».

Безусловным доверием обладает волонтерское движение (ему доверяют 70% респондентов).

«На вопрос «А почему вы доверяете волонтерству?», были получены следующие ответы: «это добровольно», «это бескорыстно», «это приносит практическую пользу»».

Власть тоже не дремлет и видит этот уровень доверия, поэтому сейчас, как никогда раньше, в нашей политической повестке появились темы «волонтерства» и «добровольчества».

Проблемы неизбежны, уверяет эксперт, активное вливание денег в волонтерские структуры, приведет к «мобилизации», поэтому движение может себя дискредитировать, стать не совсем бескорыстным и обрасти бюрократическими формальностями.

Еще молодежь доверят армии (они ее поставили на второе место), а замыкает тройку ФСБ.

Неожиданные результаты, не правда ли?!

Нет массового доверия ни к институту президента, ни к политическим партиям, ни к правительству, ни к судебной системе. Вот над чем предстоит подумать создателям новой молодежного политики: как сформировать доверие к основам демократии в молодежной среде….

Но это полбеды. Вторая, более важная проблема – традиционные институты политической социализации (школа, СМИ, политические партии и т.д.) перестали выполнять свою функцию и стали неэффективны.

Только 9% школьников доверяют учителям. Поэтому проекты по появлению в каждой школе «политрука», который будет объяснять «текущую политическую ситуацию в стране», обречены изначально. Школа утратила свой сакральный авторитет в глазах подростков.

50% доверяют мнению родителей и родственников, но 30% слушают только себя. И если государство не совершит резкий поворот в молодежной политике, то «слушающих только себя» будет с каждым годом все больше и больше… И что им придет в голову в один прекрасный день – сейчас сказать наверняка не сможет никто.

А сейчас чего хочет молодежь?

«Большая часть молодых людей, за исключением 20%, предполагает в будущем принять участие в политике».

Но участие участию рознь. Исследование развеяло миф о пассивности молодежи. Выяснилось, что современная молодежь просто предпочитает иные формы участия. Онлайн все чаще и больше заменяет офлайн-активность.

Почему?

Никто не хочет работать в политических организациях из-за ответственности дисциплины. Онлайн-активность этого не требует. Поэтому будущий электорат готов подписывать электронные петиции, рассылать и комментировать политическую информацию в соцсетях, активно выступает за введение электронного голосования.

Вот новый формат работы для политиков и политических партий.

Информационный канал «ПолитЦентр»

Экспертные мнения