О новых нормативах утилизации

Смотрите, какая прелесть!

Минприроды разработало новые нормативы утилизации отходов от использования товаров на 2021-2023 гг. (см. файл в предыдущем сообщении). Судя по результатам, работа была непыльная (по многим группам они будут расти на 5 процентных пунктов в год, по некоторым – на 10 п.п.). Но нервная: более эффективная концепция расширенной ответственности производительности (РОП), над которой в прошлом году трудились подчиненные Дмитрия Кобылкина и которая должна была заменить неработающие ныне требования, рассыпалась буквально за несколько дней до президентского дедлайна. Ну а раз нет новых правил, надо продолжать работать по старым.

Больше всего не повезло, понятное дело, производителям и импортерам упаковки. Если новый механизм РОП так и не появится, то уже через 2 года им придется самостоятельно утилизировать или платить за утилизацию не менее половины произведенных/ввезенных товаров. Не повезло, конечно, громко сказано: 100%-ная РОП, нависшая над их головами во время зимне-весенних баталий чиновников и бизнеса, – проблема куда посерьезнее.

Но оставим нормативы, тем более что пока это только проект. В документе есть более важный сюжет.

Обратите внимание на пояснительную записку (начиная со стр. 6), в которой чиновники природоохранного министерства объясняют предлагаемый ими рост нормативов. В качестве главного аргумента они предъявляют позитивную динамику уровня утилизации отходов от использования товаров за 2016-2019 гг.

Динамика и впрямь фантастическая: 859%(!) по компьютерам и электронике и 586%(!) по пластиковым товарам и упаковке в 2018 г. или 511%(!) по аккумуляторам в 2017-м (см. график; мы даже не поленились набить данные таблицы, чтобы его нарисовать). «Показатели утилизации, значение которых превышает 100%, указывают на рост активности сбора отходов от лиц, которые не участвуют в федеральном статистическом наблюдении, в том числе от населения», – подчеркивают авторы анализа. Восторг, да и только!

Послушайте, господа-аналитики Минприроды, вы серьезно? Вы разве не понимаете, что утилизация в 859% (по крайней мере, как это у вас звучит) – абсурд и что вы сравниваете несопоставимые показатели? Норматив утилизации – это доля утилизированного к объему произведенных товаров и упаковки, а уровень утилизации в вашем варианте – соотношение утилизированных отходов и объема(!) образованных отходов. При этом вы сами указываете, что анализировали отчетность не производителей, а ИП и юрлиц, работающих в сфере обращения с отходами. То есть условных переработчиков вторсырья, полученного от заготовителей, полигонных сортировок и, между прочим, импортеров(!).

А хаотичность показателей и вовсе делает даже анализ динамики некорректным. Резкий рост по ряду товаров был в 2018 г., а в 2019 г. «уровень утилизации» также резко опустился почти до прежних значений. По вашей логике получается, что в 2018 г. сортировки и заготовительные пункты были завалены, а в 2019 г., с запуском мусорной реформы, склады почему-то опустели. Кстати, нельзя ли посмотреть на абсолютные значения? Может, вы и про эффект базы ничего не слышали? И 10 разобранных гаджетов в 2018 г. на 1 пластиковую бутылку из-под воды, выпитой сотрудником перерабатывающего предприятия, и принес те самые 859%?

И смешно, и грустно одновременно. И нет слов, чтобы поставить верный диагноз таким горе-аргументам.

Информационный канал «Trash Economy»

Экспертные мнения