О плохих долгах

Коронакризис вывел проблему плохих долгов на новый уровень, требующий дополнительных инструментов. Действующие механизмы, такие, как реструктуризация или санация, не решают проблему нарастания невозвратных кредитов.

В правительстве снова звучат предложения о консолидации плохих долгов в отдельном институте — фонде, УК, банке, например, на базе «Траста». Но деньги на проект не готовы дать ни в ЦБ, ни в Минфине.

В официальных цифрах проблема не обслуживаемых кредитов пока не кажется катастрофической, но это вопрос перспективы. Сумасшедший рост объема выданных ипотек не пройдет бесследно: ипотечный пузырь будет очевиден в момент, когда если он лопнет. А до этого будет казаться, что все хорошо.

Доля просрочки на конец года составила 6,5%, по корпоративному портфелю она стабильна — 7,1%, в розничном портфеле доля плохих долгов выросла всего на 0,4 п. п. Но что стоит за этими цифрами?

Во-первых, их отчасти приукрашивают реструктуризация и кредитные каникулы. Эти меры продлены до апреля 2021, что потом? По прогнозам экспертов, в следующем году для нивелирования ухудшения качества активов могут потребоваться дополнительные резервы в размере 1,5–2 трлн руб. В условиях дефицитного бюджета это фантастическая цифра. Денег на скупку долгов у государства нет, разгребать их банки будут сами.

Информационный канал «Мысли-НеМысли»

Экспертные мнения