Об информационной политике ЦБ

Банк России регулярно и много говорит о важности его информационной прозрачности, о коммуникационной политике и так далее. И это все действительно важно для органа, проводящего денежно-кредитную политику.

Но давайте сравним два заявления от главы ЦБ Набиуллиной.

Первое – от 12 февраля, то есть 6 дней назад, после заседания по ключевой ставке. Вот ее слова:

🔹 «По прогнозу, мягкой она (ДКП) останется и в 2021 году, но, возможно, если дезинфляционное влияние пандемии сохранится или усилится, наша политика будет оставаться мягкой дольше, чем мы предполагаем».

Второе — сегодня. И теперь слова такие:

🔹 «На прогнозном горизонте, который у нас трехлетний (2021-2023 гг.), мы будем возвращаться к нейтральной ставке. Напомню, что оценка сейчас нейтральной ставки – она тоже может уточняться, но сейчас это 5-6%».

Как видим, сегодня она уже не делала ремарку о том, что повышение ключевой ставки, если случится, произойдет уж точно не в 2021 году. Теперь она явно пытается нам дать понять, что все возможно хоть завтра.

Эта путаница представляет собой гораздо более серьезную проблему, чем может показаться на первый взгляд. Возможно, Эльвире Сахипзадовне не дают покоя лавры Алана Гринспена, когда-то заявившего, что «если вам показалось, что я выразился достаточно ясно, вы неверно меня поняли». А возможно, просто у нашего ЦБ сейчас и нет вовсе никакой стратегической линии, кроме как корректировать ключевую ставку в зависимости от движения цен на яйца и колбасу. И что-то подсказывает, что второе куда ближе к истине.

В любом случае, нагонять туману в ситуации, когда экономике и всем ее субъектам сильно не хватает уверенности в завтрашнем дне – подход, мягко говоря, неадекватный. Нормальные ЦБ по заветам Гринспена уже не живут, и стараются, наоборот, ясно и четко сигнализировать о своих намерениях продолжать мягкую денежно-кредитную политику в течение ближайших лет, пока ситуация в экономике не изменится кардинально.

Информационный канал «Бла-бла-номика»

Экспертные мнения