Настроения и фантазии. Об итогах года в северных регионах

Северные регионы заканчивают год в более стабильном состоянии, чем остальные

▫️ Политолог Дмитрий Солонников с аналитикой:

Главным вызовом этого года стала пандемия. При этом основная нагрузка борьбы с коронавирусной инфекцией лежала на федеральных властях, в то время как субъектам отводилась функция моделирования ситуации в зависимости от региональной специфики. Однако реальных экономических рычагов борьбы, таких как организация бесплатного тестирования населения на коронавирус, у них не было, поскольку ни один регион самостоятельно не может реализовать такую глобальную задачу, даже многомиллионные Санкт-Петербург и Москва. Также не может ни один субъект самостоятельно организовать производство и раздачу масок или лекарств, потому что производство должно быть поставлено на федеральном уровне. Этого, к сожалению, за девять месяцев пандемии не произошло.

Тем не менее регионы все же справлялись с пандемией на уровне своих возможностей. Так, учитывая, что основной цепочкой распространения вируса является общественный транспорт, более жесткие решения потребовались в городах-миллионниках с высокой мобильностью населения. В целом с точки зрения борьбы с коронавирусом пришлось сложнее главам крупных субъектов с высокой численностью населения и сложной инфраструктурной логистикой. При этом важно понимать, что возможности у всех субъектов разные: например, ни один регион России не обладает таким бюджетом, как у Москвы, которая за счет своих резервов смогла организовать помощь субъектам МСП и населению.

Важно отметить, что свои особенности на борьбу с коронавирусом в каждом отдельном регионе оказала организация производства. Те же Москва и Петербург переходят в постиндустриальное общество, когда большая часть жителей заняты не в индустриальной сфере, а в сфере оказания услуг. В этих регионах гораздо заметнее были экономические последствия введения ограничений, среди которых падение доходов домохозяйств, изменение социального и потребительского поведения людей, падение турпотока. Напротив, Ленинградская, Московская области, Республика Карелия и регионы Золотого кольца на новогодние праздники только выиграли от ограничения туризма, поскольку, не имея возможности уехать за границу, жители Москвы и Питера направились на отдых в эти регионы.

В то же время менее крупные города с одним крупным градообразующим предприятием, работающим на госзаказ, пострадали меньше, поскольку госзаказ в этом году не был существенно сокращен. Например, Вологодская область в меньшей степени ориентирована на прибыль от туристической сферы, хотя в этом регионе располагаются такие известные города, как Великий Устюг и Белозерск. Вологодская область – это «Череповецкий металлургический комбинат – Северсталь», который намного меньше пострадал от пандемии.

В целом, на мой взгляд, в более стабильном состоянии к концу года подошли в первую очередь северные регионы, в том числе Мурманская и Архангельская области, поскольку, несмотря на коронавирус, финансирование определенных арктических проектов там не изменилось, а само распространение вируса было менее интенсивным в силу географических и климатических особенностей. Тем не менее это тоже, скорее, заслуга федеральных властей.

Информационный канал «ПолитологОрлов»

Экспертные мнения