«Единая Россия» в преддверие съезда: основные проблемы партии

Заместитель председателя Совета Федерации РФ Андрей Турчак
Рамиль Ситдиков / РИА Новости

«Единую Россию» на выборах сейчас нельзя победить, но ей важно не допускать внутренних конфликтов. Такое заявление сделал на конференции Новосибирского регионального отделения партии 8 ноября секретарь генерального совета ЕР Андрей Турчак.

«Если мы хотим сохранить свои позиции, нам нужно в первую очередь не допускать внутренних конфликтов. Исходя из анализа двух последних избирательных циклов, нас победить не может никто. Победить нас самих можем только мы сами», – приводит информационное агентство РИА Новости его слова.

Турчак пообещал, что на ноябрьском съезде партии будут приняты кадровые решения, передает информационное агентство ТАСС. Он анонсировал обновление генсовета и напомнил, что ротация глав региональных отделений ЕР уже началась. По словам Турчака, основной темой съезда станет начало нового избирательного цикла и запуск программы, с которой партия пойдет на выборы. На съезде также планируется проанализировать итоги завершившегося избирательного цикла.

Съезд партии состоится 23 ноября в Москве. Единороссы ожидают, что съезд посетит президент России Владимир Путин – о его соответствующих планах рассказал журналистам помощник президента Дмитрий Песков. Три источника информационного агентства РБК уточнили, что мероприятие уже включено в график главы государства.

По оценке политологов, прибытие президента на съезд призвано подтвердить главенствующую роль ЕР в стране. Они убеждены, что на выборах в Государственную думу в 2021 году главная ставка по-прежнему будет делаться на «Единую Россию».

О том, как воспринимать решение Путина приехать на съезд, какое значение этот шаг может иметь для партии, есть ли основания считать ее «непобедимой» для соперников и почему; вероятно ли, что для ее победы может потребоваться подключение административного ресурса, как полагают некоторые эксперты, а также о риске внутренних конфликтов для партии рассказал Константин Калачев, политтехнолог, руководитель «Политической экспертной группы».

«Если посмотреть опрос Фонда «Общественное мнение» (это омнибус, то есть всероссийский опрос) от 2-3 ноября 2019 года, то увидим, что электоральный рейтинг Путина сейчас составляет 45%, причем доверие к президенту испытывают 59%, а недоверие – 34%. Почему я отталкиваюсь от рейтинга Путина, говоря о «Единой России»? Потому что рейтинг «Единой России» – производный от рейтинга Путина. Владимир Владимирович всегда делился с партией своим рейтингом.

Безусловно, у «Единой России» в этом рейтинге может быть и составляющая, связанная с деятельностью местных региональных отделений партии и отдельных ее представителей, которые пользуются любовью и доверием избирателей. Но на самом деле все же рейтинг «Единой России» основан на рейтинге Путина. И при рейтинге президента в 45%, то есть менее 50%, несмотря на доверие к нему на уровне 59%, «Единая Россия» начинает «проседать».

Если не ошибаюсь, в ноябре обминус дал такой результат: 32% респондентов, отвечая на вопрос «Если бы в ближайшие выходные были выборы в Государственную думу, за какую партию вы бы проголосовали?», сказали «За «Единую Россию»». Понятно, что это 32% от всего массива, а не от тех, кто собирается идти на выборы. Но есть еще одна интересная оценка, а именно оценка деятельности партии.

Если мы посмотрим на тот же омнибус, то 39% оценили деятельность ЕР положительно, а 43% – отрицательно. То есть антирейтинг партии превышает рейтинг. И это наблюдается практически весь 2019 год. Да, мы видим неплохие результаты в последний Единый день голосования. Но партии повезло с регионами – на таких территориях, как Татарстан или кавказские республики низким результат быть не может. Где-то был использован административный ресурс, где-то сработали какие-то региональные или местных решения, которые позволили ЕР оперативно поднять свой рейтинг.

Например, в Татарстане при поддержке Минниханова партия запустила программу благоустройства всех дворов в республике, и это, видимо, отразилось на ее позициях – так как ЕР доказала свою полезность для избирателей. Но в любом случае очевидно, что разница между рейтингом партии и электоральными результатами во многом объясняется усилиями вертикали власти, то есть участием пресловутого админресурса. Это не фальсификации, но, как мы понимаем, мобилизационные программы, затрагивающие бюджетников, пенсионеров и так далее, были, есть и будут. И они так или иначе дают эффект.

Однако возникает вопрос: если электоральный рейтинг составляет 32%, что делать партии? Что предпринимать, если недоверие к ней начинает превышать доверие? И первая же возможность, которая приходит в голову, это глубокий ребрендинг. Но «Единая Россия» –  это партия, которая получала высокие проценты на выборах, когда ее список возглавлял Владимир Путин, и эта партия в восприятии фокус-группы по-прежнему остается «партией Путина» (люди, если их спрашивают о мотивации голосования за «Единую Россию», чаще всего отвечают «Это партия Путина»). Связка с Путиным по-прежнему дает ей определенное преимущество, хотя эта связка сейчас не так очевидна, как была ранее.

И важно показать, что Путин «Единую Россию» не бросает, что она остается его инструментом, по-прежнему является системообразующей, востребованной и что Путин остается ее моральным лидером. Пусть формально партией руководит Дмитрий Медведев, моральным ее лидером остается Путин. И совершенно понятно, почему он посещает съезд партии. Но будет ли это достаточным?

То есть если все избиратели, поддерживающие Путина, проголосуют за «Единую Россию», это гарантирует партии большинство. Но спасение утопающих – дело рук самих утопающих, и партии нужно предпринять собственные усилия, чтобы иметь хорошие перспективы. Кроме возможности «прислониться» к Путину нужно думать о повышении эффективности работы региональных отделений партии, думать популярных о решениях на федеральном уровне.

Как мне кажется, главная проблема партии – отсутствие субъектности. Мы не видим, как она участвует в политическом планировании будущего страны, развития регионов или муниципальных образований. Партия берет на себя непопулярные решения, а вот популярные с ней в массовом сознании в последнее время, видимо, не связаны. И если выборы будут проходить в условиях экономической рецессии и снижения социального самочувствия населения, то партия может ожидать серьезных электоральных проблем.

Конечно, можно эти проблемы смикшировать, но лучше все-таки изменить восприятие «Единой России» избирателями, добиться того, чтобы в ней видели инструмент решения вопросов, партию, чей месседж соответствует актуальной повестке, а чьей идеологией является, скажем, стабильность и развитие. В общем, есть серьезная проблема с эффективным функционированием партии и ее коммуникативной стратегией, нацеленной на формирование ее позитивного образа у большинства. Надо как-то учитывать конкурентов, надо делать выводы из отдельных локальных неудач, и нельзя все списывать только на кадровые технологические просчеты.

С моей точки зрения, сейчас наблюдается принципиальное изменение политического ландшафта и настроений людей. Отсюда запрос на перемены, на политическую конкуренцию. Тотальное лидирование «Единой России» тоже не всем нравится – многие считают, что оппозиция нужна. В общем, как подкрепить системообразующий характер «Единой России» – вопрос по-прежнему открытый. Если делать ставку на публичность, наверно, нужны какие-то новые фигуры и новые имена.

Ну, а есть ли у партии дальнейшие резервы роста, какие угрозы перед ней встают – это долгий разговор, как и разговор о возможности ее позиционирования в краткосрочном и среднесрочном будущем. Над этим пусть единороссы сами думают. В любом случае, присутствие Путина на съезде – это механизм консолидации региональной и федеральной аппаратной элиты. И, поскольку сохранилось восприятие ЕР как партии Путина, как инструмента президента, его появление есть недвусмысленный ответ на вопрос «Путин – с кем?»

Путин – с «Единой Россией». Но местную, региональную повестку партии надо использовать активнее. Надо проводить мероприятия по так называемой «экспансии социального оптимизма» на федеральном уровне. Хотя что касается предложений, которые могли бы исходить от ЕР, важно установить партнерство с исполнительной властью. Если бы правительство на федеральном уровне готово было поддержать партию так, как это делается на уровне региональном, то у нее была совсем иная ситуация.

К примеру, как я говорил уже, в Татарстане «Единая Россия» предлагает благоустроить все дворы, причем сделать все красиво, по запросу населения. Минниханов говорит «Здорово!» – и тут же находятся миллиарды рублей на эту программу. Но чем исполнительная власть готова помочь партии в оставшееся до 2021 года время, используя имеющиеся ресурсы, чтобы можно было выступить в роли проводника популярных у населения решений, предложений какой-то повестки, которая найдет оклик у сомневающихся и колеблющихся, пусть единороссы сами думают.

Что касается внутренних проблем, то главная из них такова: кто будет вести кампанию ЕР в 2021 году? Кто будет вести списочников, вести одномандатников? А если разрешат блоки, каким будет взаимодействие «Единой России» и ОНФ, например? То есть, в сущности, все тот же вопрос, кто займется выборными кампаниями ЕР в непростое для нее время. И насколько предполагается обновлять состав нынешней Государственной Думы? Какова будет роль тех или иных федеральных политиков в будущих раскладах? Кто будет следующим председателем Государственной думы?

Эту Думу Вячеслав Володин формировал сам, работая в администрации президента. Он нес ответственность за результат, и результат был более чем удовлетворительный. Кто будет отвечать в следующий раз? Будет ли на ком-то ответственность за весь результат в целом или все будет разделено на списки одномандатников и прочее, вопрос открытый. Иногда заметно, что есть некие рабочие проблемы, шероховатости в отношениях партии и ее фракции в Госдуме, но, на мой взгляд, это не носит системного характера – это личностные проблемы отдельных граждан.

Понятно, что президенту нужна партия как монолит. И, с моей точки зрения, как раз фракция ЕР в Госдуме делает очень много для того, чтобы нащупать ту самую повестку, с которой можно будет идти к избирателям – то, о чем можно будет рассказывать, отчитываться, то, что можно будет предъявлять в качестве результатов работы. А вот работу нынешнего центрального исполкома ЕР я бы оценил на «удовлетворительно».

Многие из тех, кто соприкасался с ЕР в былые годы, отмечают сейчас некоторое понижение стандартов. Партия возвращается к тому, от чего когда-то отказывалась – к опоре на административный ресурс. То, от чего отойти предлагали еще во времена Владислава Суркова, когда прозвучали призывы научиться ходить самостоятельно, без административных костылей, без поддержки со стороны органов власти.

Но для этого нужно обрести субъектность. А для субъектности нужны, видимо, масштабные фигуры, способные к самостоятельности – естественно, в разумных пределах, в границах очерченного коридора возможностей.

В общем, имеет место быть усталость бренда. Даже название, как мне кажется, уже не очень привлекает. Название «Единая Россия» звучало хорошо, когда боролись с сепаратизмом, когда Чечня еще была проблемой и речь шла о сохранении России как единого и целостного государственного образования. Сейчас единство, конечно, тоже важно, но заметно, что, например, День народного единства проходит как-то без энтузиазма. Наверное, на первый план выходят какие-то другие ценности, и партии нужно как-то ориентироваться в новых исторических условиях. Нужно обрести подлинно народный характер, избавиться от внутрипартийных конфликтов в региональных отделениях, на федеральном уровне.

Нужно по-прежнему использовать праймериз как инструмент отбора лучших, отвечать на усиливающийся вызов публичности, на запрос общества на убеждение, использовать новый инструментарий, новые каналы коммуникации. Пора уже научиться работать с соцсетями, мессенджерами, переносить политическую борьбу из кабинетов в публичное медийное пространство соцсетей. И, конечно, партии не хватает харизматичных политиков с мощным «уличным» ресурсом – даже губернаторы не всегда являются такими. Партии не хватает ярких спикеров. Пока вызов публичности не находит, как мне кажется, адекватного ответа.

И еще я хотел бы отметить вот что. В последние годы очевидно снижение эффективности  административного ресурса – посмотрите, к примеру, на выборы в Москве. Зато становится все важнее понятие социальной справедливости и какой-то набор ценностей, который был бы понятен избирателю. Одной консервативной риторики явно недостаточно», – сказал Константин Калачев.

Экспертные мнения