Кирилл Алексеев (Владимир): Рано или поздно «сожительство» между беспартийным Сергеем Удальцовым и КПРФ должно было перерасти в нечто большее

Эксперт Кирилл Алексеев рассуждает о том, что КПРФ и «Левый фронт» объединились к выборам в Госдуму:

Рано или поздно «сожительство» между беспартийным Сергеем Удальцовым и КПРФ должно было перерасти в нечто большее, чем публично демонстрируемые симпатию и консолидированную позицию. При этом стороны не стремятся зарегистрировать свои отношения. Лидер ‹Левого фронта» выгоден Компартии именно в качестве «сильного независимого» партнера, а не официального «мужа».

Делается это ради воспроизведения тезиса о наличии некоей народно-патриотической (левопатриотической) коалиции, во главе которой коммунисты идут на очередные парламентские выборы. Ограниченный в пассивном избирательном праве, Удальцов не может выступать в качестве кандидата. Поэтому его обязанности в этом плане будет исполнять, как и в 2019 году на выборах в Мосгордуму, его супруга Анастасия. Ее отправляют на «бой с буржуями» в одномандатном округе в Москве.

Движение «За новый социализм» (ДЗНС) также электорально обезглавлено, потому как его лидера Николая Платошкина только осудили на пять лет условно за «призыв к массовым беспорядкам» и «публичное распространении заведомо ложной информации» о коронавирусе. Поэтому обоим политикам, которые явно ярче значительной части выдвиженцев КПРФ, остается лишь служить символами, работать «говорящими головами», агитировать за других, но не за себя.

Подобная ниша для них КПРФ вполне устраивает. Ни тот, ни другой в составе Госдумы партии не нужен. Это начисто бы сломало все достигнутые с АП договоренности и послужило бы обвинением в пересечении «красных линий».

Что касается других представителей ЛФ и ДЗНС, гораздо менее известных, то они могут быть эффективны лишь точечно, в конкретном небольшом наборе округов, а в партсписке, думаю, в большинстве случаев послужат лишь «украшением стола». Чтобы, опять же, КПРФ могла заявить, что ее список включает в себя не только членов партии.

Вообще, само по себе позиционирование партии Зюганова в рамках коалиции указывает на существенную слабую сторону «красной машины». Выходит, что без обрамления в лице представителей иных левых и патриотических организаций за КПРФ, как она есть, не готовы голосовать? На самом деле, это именно так. Нынешний избиратель опускает бюллетень за Компартию вовсе не из-за того, что выступает за построение коммунизма. Ровно наоборот.

Ядро поддержки привлекает ностальгия по СССР, сильной стране, которую многие боялись и уважали, а социальные стандарты внутри которой были, по ощущениям, выше, чем сейчас. Социализм и путь к коммунизму вообще по боку. Советская империя на марше! Добавляется и электорат, который видит в претендентах КПРФ более-менее приличных людей в сравнению с остальным предвыборным меню.

Поэтому Компартия так льнет к разного рода «крепким хозяйственникам», владельцам «народных предприятий», с удовольствием вступает в диалог и сотрудничество с теми, кто ранее работал на «антинародный режим», заседал от «Единой России» в парламентах, но теперь «прозрел». Чаще всего это ни разу не левые по своим взглядам люди — ни в каком смысле. Но этого и не требуется. Ведь левизна в РФ — это не борьба за свои права, а ожидание подачек, льгот, стабильности, определенности (как тогда, в Союзе).

Можно сказать, что КПРФ, «Левый фронт» (та его часть, что поддерживает Удальцова) и движение «За новый социализм» удачно состыковались. Вторая и третья силы, которые не имеют четкой структуры, организации, дисциплины, тем не менее чисто имиджево освежают образ первой. Как дети в костюмах ангелочков на свадьбе видавшей виды невесты, идущей под венец в n-ый раз, что «о первом почти ничего не помню».

Что касается опасений по поводу действий спойлеров, то это уже набившая оскомину риторика. «Неужели за столько лет нельзя выработать тактику нивелирования ущерба от них?» — вопрос риторический. Любой спойлер или просто объединение, которое иначе смотрит на левизну, возникает и развивается ровно по той причине, что КПРФ не устраивает людей.

Экспертные мнения