Подписной барьер. Желающих выдвинуться не от партий стало вдвое меньше

Председатель Центральной избирательной комиссии (ЦИК) РФ Элла Памфилова
Алексей Дружинин / РИА Новости

На выборах в Государственную Думу 2021 года подали заявления о намерении выдвигаться почти в два раза меньше самовыдвиженцев, чем на выборах-2016. По данным Центральной избирательной комиссии, о планах участвовать в нынешних выборах избиркомы известили 173 независимых кандидата, а в 2016 году их было 304. Опрошенные журналистами информационного агентства РБК эксперты связали столь резкое сокращение с жесткими требованиями к сбору подписей, невыполнимыми без административной поддержки.

Прием заявлений для участия в выборах, которые состоятся в сентябре 2021 года, ЦИК завершила 12 июля. До 4 августа кандидаты, не имеющие поддержки партий, должны предоставить для регистрации подписи не менее 3% избирателей округа, где намерены баллотироваться. В среднем это составляет около 18 тысяч подписей.

Собрать подписи сложно, к тому же их могут признать недействительными, напомнил политолог Алексей Макаркин. По его словам, интерес к самовыдвижению существует, но «серьезные конфликты вокруг сбора подписей» привели к тому, что желающих самовыдвигаться стало куда меньше. Действительно, в 2019 году в Москве даже прошли акции протеста после того, как Мосгоризбирком признал недействительными подписи ряда оппозиционных кандидатов, намеревавшихся баллотироваться в Мосгордуму. Тогда отказано было 57 претендентам на участие в выборах.

Подход избиркомов к проверке подписей убедил многих, что без поддержки властей этот барьер не преодолеть, и большинство потенциальных участников кампаний предпочитают идти на выборы по партспискам, сказал политтехнолог Евгений Минченко. Кстати, подписной фильтр ужесточили в 2020 году, уменьшив долю допустимого брака в подписях с 10% до 5%. В связи с этим подписей стараются собрать в полтора-два раза больше необходимого минимума, уточнил электоральный юрист Роман Смирнов.

По его словам, возможностей для признания подписи недействительной много: ее могут не так поставить, не так заверить, заполнить одну графу с ошибкой или уместить в листе больше пяти строк. Ошибкой считается и тот случай, когда подписант указывает место проживания, а не регистрации; могут быть претензии к аккуратности заполнения, помаркам. Собрать нужное число безупречных подписей силами волонтеров едва возможно – этим должны заниматься профессиональные сборщики, заключает Смирнов.

С 2020 года ужесточили и подход к пассивному участию в выборах: были введены временные ограничения для ряда категорий граждан (совершивших как преступления, так и административные правонарушения). В то же время лишились возможности выдвигаться те, кто имеет иностранное гражданство или вид на жительство, судимость в связи с кражей или причастен к деятельности организации, признанной экстремистской. Последняя поправка привела к тому, что ряд внесистемных оппозиционеров и их сторонников вынужденно отказались от участия в выборах.

В России авторитет партий невелик, так что для оппозиции институт самовыдвиженцев выгоден – у независимого кандидата больше возможностей критиковать раздражающие избирателей решения, указал Алексей Макаркин. Для ряда кандидатов быть не связанными с партиями на выборах лучше, согласен политолог Константин Калачев. Однако следует иметь в виду, что после губернаторских выборов 2019 года самовыдвижение в российской политике не использовали так активно.

На сегодня самовыдвиженцы на думских выборах – это фрики либо «торпеды», подставные кандидаты, страхующие от срыва выборов искусственным офсайдом. Об этом заявил в беседе с журналистами «Давыдов. Индекс» политолог Александр Бортников (г. Абакан). Он разделяет мнение других экспертов, что собрать десятки тысяч подписей для одиночки без финансовых ресурсов слишком сложно, а бизнес, располагающий такими ресурсами, научился договариваться с партиями.

Часть заявивших о своих намерениях баллотироваться просто хотят привлечь к себе внимание, а не планируют начинать серьезную кампанию, убежден эксперт. «К примеру, у нас в Хакасии на сегодня заявления о самовыдвижении в Госдуму подали аж восемь человек! Но подписи из них сдадут максимум один-два», – констатировал Бортников.

Эксперт Александр Бортников (политолог, Абакан) комментирует:

Сокращение числа самовыдвиженцев на нынешних выборах в Госдуму в сравнении с 2016 годом вполне логично.

Героев-одиночек, а также «городских сумасшедших» отсекла норма о сборе подписей в количестве 3% от числа избирателей округа. А собрать несколько десятков тысяч подписей (от 10 до 30 тысяч) — задача для одиночки невыполнимая. Для проведения такой работы требуется серьезные организационные и финансовые ресурсы.

Таковые, конечно, имеются у формально несистемных персон из бизнес-сообщества, но в этом сообществе дураков мало. Коммерсанты, имеющие политические цели или амбиции, прекрасно понимают, что в современной России делать политическую карьеру проще всего, присоединившись или договорившись с одной из политических партий. А партии охотно идут на соглашения с богатыми людьми на условиях взаимовыгодных компромиссов.

Сегодня самовыдвижение — это удел фриков либо персонажей, желающих влегкую поиметь свою минуту славы. То есть подать заявление о выдвижении, заведомо не собираясь заморачиваться с подписными листами, и ловить хоть какое-то внимание общественности до даты сдачи подписей, а потом снова уйти в тень.

Либо же самовыдвиженцы — это «торпеды» серьезных партийных кандидатов. То есть подставные лица, страхующие от срыва выборов искусственным офсайдом, когда все конкуренты снимаются, ты остаешься один и голосование отменяют из-за безальтернативности. От такого поворота и защищает торпеда.

К примеру, у нас в Хакасии на сегодня заявления о самовыдвижении в Госдуму подали аж восемь человек! Но подписи из них сдадут максимум один-два.

Экспертные мнения