Александр Дерюгин (Москва): Скорее всего, по факту бюджет Москвы будет не столь дефицитным, как заложено в документе

Эксперт Александр Дерюгин рассуждает о том, что Мосгордума утвердила бюджет столицы на 2022–2024 годы:

Когда говорят, что бюджет у Москвы получает доходы от многих региональных бизнесов, это правда – поскольку многие компании зарегистрированы в Москве. Там они и платят налоги. И все же планируемый бюджет столицы является дефицитным. По очень простой причине: если Москва будет показывать профицит, деньги у нее заберут. Так и случилось несколько лет назад, когда один процентный пункт налога на прибыль организаций был перераспределен из региональных в федеральный бюджет с последующим перераспределением через бюджетные трансферты. Сперва эта практика вводилась на ограниченный период, но потом оказалось, что он все время продляется. Я абсолютно уверен, что это либо будет потом переведено на постоянную основу, либо так и будет продляться. Не случится такого, что по окончании какого-то периода Москва счастливо вновь будет получать эти деньги.

Москва сделала выводы: тогда она начала программу реновации, требующую значительных затрат, и теперь планируемый бюджет у нее всегда будет дефицитным.

Понятно, что на следующий год параметры инфляции будет гораздо выше, чем заложены в федеральный бюджет, и я думаю, что по итогам исполнения бюджета 2022 года мы сможем увидеть недефицитный бюджет, поскольку доходы будет расти быстрее, чем планировалось, а расходы будут теми, что запланированы. Потом, может быть, будет увеличена индексация на следующий период, и бюджет на 2023-2024 годы будет скорректирован. Словом, скорее всего, по факту бюджет Москвы будет не столь дефицитным, как заложено в документе.

Что касается запланированного роста расходов на социальную сферу, то обычно расходы на образование и здравоохранение при анализе выделяют из общего списка, поскольку они, вместе с расходами на развитие инфраструктуры, оказывают особое влияние на экономику. Это расходы на развитие человеческого капитала – они способствуют быстрому росту экономики, тогда как расходы на всевозможные социальные выплаты к этой категории. Это не значит, что расходы на выплаты не нужны или плохи, просто они в долгосрочной перспективе не увеличивают ВВП.

Насколько велико запланированное увеличение на здравоохранение и образование, можно оценить, сравнив рост затрат в целом в сравнении с этим показателем 2021 года. Это соотношение показывает, сравнима ли скорость изменения расходов в целом и запланированных расходов по конкретным сферам. Общий рост расходов, если не ошибаюсь, запланирован на уровне выше 10%, так что рост их на здравоохранение и образование получается не очень быстрым. Я бы сказал, что эти сферы надо развивать активнее. Но все же тут надо анализировать еще и абсолютные траты: тогда может оказаться, что Москва тратит на эти сферы очень много. И, чтобы сделать обоснованный вывод о том, можно считать этот бюджет бюджетом развития, надо понимать, как растут инвестиции.

Вообще смещение расходов от производительных в сторону непроизводительных наблюдается и в федеральном бюджете на 2022 год. Здесь Москва не выбивается из его трендов; да и в целом на региональном уровне, думаю, будет примерно такая же картина. Ну, я думаю, что структура расходов с началом пандемии в целом изменилась очень сильно, если сравнивать с 2019 годом. И, видимо, прежняя структура расходов уже не вернется – она в 2020 году поменялась необратимо и продолжает меняться. Разве только по здравоохранению расходы после резкого скачка в 2020 году стали расти медленнее. А в целом структура расходов продолжает удаляться от допандемийного уровня.

Экспертные мнения