Олег Сухарев (Москва): Кризис, как бы это удивительно ни звучало, может выступить поводом и условием для структурной модификации экономики

Эксперт Олег Сухарев рассуждает о том, что на поддержку экономики и населения потребуется 10–12 трлн рублей:

Сейчас в России развернута очень странная и по большой части некомпетентная игра цифр, причем озвучивающие эти цифры субъекты часто не указывают, откуда взяты такие оценки и как именно они делались, то есть как конкретно получены эти цифры. При этом, как правило, не указывается период, на который должна выделяться такая сумма. Вот озвучивается 10-12 трлн рублей на помощь населению и на преодоление «ковидного кризиса», однако делаются такие заявления и в период неопределенности относительно того, будет ли вакцина, и в период когда вакцина уже есть, и, полагаю, будут делаться, когда она будет уже применяться широко. Но ведь ее применение будет определять дальнейший масштаб кризиса и ход его преодоления. Если эта сумма на три года, то есть примерно по 3-4 трлн на год, — это один вариант, если на год — совершенно иной разговор. Учитывая имеющиеся возможности правительства, видимо, стоит полагать, что это речь о 3-летнем периоде. Тогда ориентировочно понятно, что, оценивая спад ВВП в 2020 году в размере около 4% ВВП, получаем спад в районе 3,2-3,7 трлн рублей, то есть как раз та годовая сумма, о которой идет речь. Тогда и логика правительства становится понятной: за 2021 год погасим ущерб 2020, а далее начнем расти сразу на 3,1-3,3%. И тогда тоже вроде как вливания каждый последующий год дадут именно такую прибавку. Так было в первых прогнозах Минэкономразвития, сейчас они пересматриваются и заявляется, что еще будут прогнозы в ноябре. Кстати, постоянные смены прогнозов отнюдь не украшают самих прогнозистов, не добавляют им авторитета. Но это лобовой и очень, я бы сказал, крайне грубый расчет и оценка. В действительности кризис имеет инерцию. Он не только национальный, а мировой, что также будет сказываться на возможностях развития российской экономики в ближайшие три года. В связи с этим абсолютно прав А.Л. Кудрин, который упрекнул прогнозистов в том, что они не учитывают затяжки «ковидной ситуации» и порождаемого ею кризиса. О чем здесь и говорится как об инерции рецессии, даже при преодолении самой сути кризиса, например, через вакционирование, тем не менее, имеется годовой или двухгодовой, как минимум, период восстановления, который, очевидно, и абсолютно не учтен в прогнозах на 2021-2022 годы даже тех, кто заявляют учет продления ковидных проявлений.  Именно с подачи (по запросу) «Известий» названа была  сумма в 10-12 трлн и указан как источник Фонд национального благосостояния. Но нужно обратить внимание, что это весь ФНБ (по сумме  в котором 13 трлн рублей, накоплено чуть больше чем планировалось), и далее ресурс на развитие будет ограничен. Поэтому если вся сумма уйдёт только на компенсацию кризиса и будет проедена, то далее ФНБ уже перестанет быть институтом развития, так как его ресурсы будут фактически обнулены, а откладывать в него – значит, изымать ресурсы экономики и обеднять ее далее, сужая возможность восстановления (в период восстановления вряд ли разумно откладывать в фонд!). В связи с этим, прогноз о восстановительном росте в 2021 году либо должен быть подробно опубликован, чтобы его увидели специалисты (сам счет), либо на сегодня он создает завышенные ожидания, у него нет основы, а если вдруг он случится, то необходимо будет искать объяснение отскоку у которого нет основы. Кстати, ни один прогнозист в России не предполагал отскока 2010 года относительно 2009. Пока же не просматривается никаких причин для такой динамики в 2021 году. Тем более, если, создавая бюджет 2021 года, сразу говорят о его корректировке в начале 2021 года,  то есть, документа, который создают, что говорит о высокой степени неопределенности ситуации и о том, что грош цена даваемым сегодня прогнозам!
Я проводил сценарные расчеты в зависимости от снижения инвестиций в нефинансовые и финансовые активы России. Так вот, если оба вида инвестиций понизятся на 5%, то спад в 2020 году будет около 3,5-3,8% ВВП.

Если падение инвестиций будет выше хотя бы одной компоненты при таком же значении спада другой компоненты в 5%, то ВВП просядет существенно более 4% . Однако если в 2021 году, например, спад инвестиций в нефинансовые активы будет 2%, а инвестиции в  финансовые активы увеличатся на 1%, то, согласно применяемой мною модели, спад в 2021 году будет около 0,7-0,8% ВВП. Кстати, в одном из сценариев ЦБ РФ рассматривается спад на 1% ВВП в 2021 году. 

Эти цифры вполне согласуются и с мнением Счетной палаты. Но мои цифры привязаны к условию — спаду инвестиций. Получив факторные модели по каждой компоненте инвестиций, можно говорит о вероятной динамике этих инвестиций в условия кризиса. Но то, что инвестиции быстро восстановиться не могут, особенно в нефинансовые активы, с которыми были проблемы и до «ковидного кризиса», остается явным атрибутом развития российского хозяйства. Победа над ковидом будет сохранять неопределенность планов и решений, что будет тормозить инвестиции. А снижение процентной ставки уже не будет столь весомым фактором их увеличения. А вот разумная монетизация  на 5-7%, скажем, могла бы стать таким фактором.

Поэтому в 2021 году если и можно ожидать роста, то не выше 1-1,5% (при соответствующем оживлении  инвестиций  и конъюнктуры в целом). А далее экономика не будет расти выше 3% ибо она не росла так и до 2020 года, факторы торможения роста присутствовали и кризисом отнюдь не ликвидированы, а усилены. Полагаю, что правительство не пойдет на жесткий карантин. Ему проще интенсифицировать усилия по вакцинации. Да и весенний карантин был вызван в основном необходимостью подготовки к углублению атаки, и тут же вызвал отрицательную реакцию «капиталистического сообщества», которого сильно, на мой взгляд. не волновали потери населения. Ситуация осложняется тем, что уже осень и что уже само население перестали, к сожалению, волновать потери и, главное, неясные последствия этой опаснейшей инфекции. В этом я вижу провал информационной политики в стране. Говорят, что устали от масок, а насколько строго их носили-то? И это серьезная ошибка ответственных служб.

Если имеются оценки о замедлении расходов на потребление до 2%, это говорит о том, что по валовому потреблению будет торможение роста. А ведь  именно валовое потребление является в России главной компонентой, самой весомой по доле в ВВП, вносящей вклад в темп роста (доля его составляет примерно 55-58% ВВП).

Хотел бы отметить, что не стоит бояться увеличения госдолга, а также использовать золото-валютные резервы, ресурсы банковской системы, ибо ФНБ не безразмерен, а для запуска абсолютно новой модели роста России понадобятся ресурсы, сосредоточенные и в экономических секторах, которые, кстати, модельно никто и не пытается учесть, и не пытается принять во внимание в рамках программы структурной модернизации российской экономики, которая давно назрела. Конечно нужны меры, чтобы капитал оставался в стране: кризис играет на это, но нужны меры по регулированию валютного рынка и предотвращению оттока капитала.  Видимо, есть идея вернуть докризисный рост, но мне кажется, нужно «возвращать» новый рост с новой политикой и структурой. И кризис, как бы это удивительно ни звучало, может выступить поводом и условием для такой структурной модификации экономики, если на то будет желание и умение у ответственной власти.

Экспертные мнения