Александра Васильева (Омск): Высказывания в WhatsApp могут быть признаны публичными и повлечь за собой соответствующие последствия

Эксперт Александра Васильева рассуждает о том,  что суд разрешил использовать Instagram* и Facebook* непричастным к незаконной деятельности:

* Деятельность Meta (соцсети Instagram и Facebook) признана в России экстремистской и запрещена

Это то решение, которое вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Суд указывает, что меры судебной защиты (то есть запрет на территории РФ) «не ограничивают действий по использованию программных продуктов компании Meta* физических и юридических лиц, не принимающих участие в запрещенной законом деятельности». А сами эти меры «не распространяются на деятельность мессенджера WhatsApp компании Meta ввиду отсутствия функций по публичному распространению информации».

Эти оговорки порождают определенные сомнения. Если деятельность WhatsApp не предполагает публичного распространения информации, то почему обсуждения в других мессенджерах (Telegram, Viber) признаются публичными и могут быть наказуемы? Например, они могут наказываться по ст. 20.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (дело 16-4097/2021), по ст. 212 УК РФ (дело 1-448/2020) и т.д. И не случится ли то же самое в конце концов и с самим WhatsApp?

Кстати, ранее за распространение в нем материалов, признанных запрещенными, граждане привлекались к ответственности, и суды указывали, что распространение материалов в WhatsApp признается публичной демонстрацией (к примеру, демонстрацией запрещенной символики, как в деле 5-225/2019). И в таком случае не станет ли использование продукта запрещенной в России компании отягчающим по таким делам обстоятельством?

Ну, и неясно все же, как быть с Instagram и Facebook. Каковы границы деятельности в этих сетях? Можно ли только просматривать материалы – или публиковаться на своих страницах тоже можно? Каковы границы оговорки «не принимающие участие в запрещенной законом деятельности», учитывая, что в России сейчас эти границы крайне подвижны? А что с донатами владельцам страниц в этих соцсетях? Как быть с коммерческим пластом отношений пользователей? Рекламой, подписками и т.д.?

Суд указывает, что считает нарушением российского законодательства «деятельность по реализации продуктов-социальных сетей Facebook и Instagram на территории Российской Федерации». Но что понимать под реализацией этих продуктов? Может ли гражданин реализовывать эти продукты, если создает в них, скажем, рекламные страницы и через них рекламирует свой магазин, товар и т.д.?

Ответов на эти вопросы суд не дает. Полагаю, во избежание проблем разумно будет считать, что, вопреки позиции этого конкретного суда как одного из органов, формирующих судебную практику (тем более, решение его, очевидно, будет обжаловаться), следует исходить из того, что высказывания в WhatsApp могут быть признаны публичными и повлечь за собой соответствующие последствия. А от запрещенных социальных сетей желательно дистанцироваться и не использовать эти платформы для предпринимательской и иной приносящей доход деятельности.

Экспертные мнения