Дмитрий Нечаев (Воронеж): РЖД крайне и трудно реформируема. Какие-то позитивные изменения в структуре есть, но не кардинальные

Эксперт Дмитрий Нечаев рассуждает о том, что металлурги предлагают оптимизировать железнодорожные поставки:

В этой истории есть три стороны. И каждая из сторон в той или иной мере виновата в этом конфликте. Более того, этот конфликт не выгоден в первую очередь государству. Хотя парадокс состоит в том, что РЖД является фактически государственной компанией.

Компания «Промжелдортранс», которую обвиняют в том, что они неповоротливые, что они не динамичные, что у них нет хороших локомотивов. Что такое «Промжелдортранс»? Если подобрать образное, может, и не совсем корректное выражение, некая живопырка, которая объединяет некоторые бывшие структуры железнодорожного транспорта. Та же самая корпоративная культура железнодорожников. Только РЖД медленно при Белозерове более-менее адаптировалось к рыночным условиям, оставаясь, тем не менее, крупной железнодорожной компанией. А вот эта живопырка не изменилась.

Несмотря на то, что эта контора объединяет предприятия малого и среднего бизнеса, это бывшее подразделение железнодорожной отрасли. Корпоративная культура прежняя и не изменилась даже с учетом рыночных условий. Выход только один – жесткие меры, и меры не экономического характера. Любые предприятия металлургической отрасли должны постепенно отказываться от этих услуг и либо переходить на дворы РЖД, либо использовать другие виды транспорта.

Теперь что касается РЖД. РЖД крайне и трудно реформируема. Какие-то позитивные изменения в структуре есть, но не кардинальные. Более того, я думаю, что руководство РЖД потворствует и опекает своих «младших собратьев» и покрывает их. Но РЖД нужно, так же с учетом рыночных условий, достаточно быстро создавать свою собственную инфраструктуру. Иначе клиенты будут уходить. Государству, как и самой компании, это не выгодно. Но им нужно будет меняться и вкладывать инвестиции в развитие. Думаю, что у руководства страны есть планы задействовать РЖД, после масштабного ремонта инфраструктуры, для перевозки грузов из Азии в Европу.

Третья сторона конфликта — это металлурги, в том числе НЛМК. Полагаю, что они используют этот конфликт, чтобы снизить цены. Понятно, что и в РЖД, и в «Промжелдортранс» тарифы регулируются государством, но они остаются тем не менее монополистами. Поэтому мне представляется, что промышленные предприятия используют ситуацию, чтобы немного надавить и умерить аппетиты на перспективу, либо чтобы заставить монополистов уменьшить цены на перевозки.

Таким образом, можно подвести итог. В конфликте виноваты все стороны. 60% виновата эта живопырка, 30% — РЖД и 10% виноваты промышленные предприятия. Больше всего этот конфликт невыгоден государству, потому что это создает неблагоприятный фон в отрасли и влияет на поступления в бюджет. Железнодорожники, являясь более близкими из всех к государству, стабильно и больше всех платят налоги. В автомобильных компаниях высокая вероятность оптимизации налогов. И не факт, что если заказы на перевозки перейдут к автомобильным компаниям, объем налогов не станет меньше. Поэтому государству сейчас в лице Министерства транспорта нужно проводить достаточно жесткий круглый стол, желательно в публичном формате. Но помимо наказания необходим и пряник в виде перспектив. Государству необходимо выявлять слабые стороны и принимать меры к стабилизации ситуации.

Экспертные мнения