Сергей Симак (Самара): Проблема в том, что об избыточной смертности сейчас мы узнаем только через месяц, а о годовой — только к апрелю

Эксперт Сергей Симак рассуждает о том, что в России четыре недели подряд от COVID умирают более 700 человек в день:

Цифры день ото дня и должны прыгать – это же вероятностные, случайные процессы. Представим, что человек ходит каждое утро на одно и то же место на рыбалку и рыбачит всегда в одно и то же время. Никого же не удивит, что в один день он поймает два килограмма рыбы, в другой семь, а на третий четыре? Наоборот, если бы он каждый день приносил ровно по пять килограммов двести девяносто четыре грамма – вот это было бы удивительно.

Поэтому надо удивляться не тому, что несколько дней назад было выявлено 25 тысяч заболевших, а вчера 22 тысячи, а тому, что целых три дня было ровно по 799 умерших, словно ковид боится цифры 800. Можно скорее предположить, что боится не ковид, а те люди, которые пишут и публикуют отчеты.

Огромная разница между цифрами от Росстата и от оперштабов (федерального и в регионах) связана с тем, что штабы почему-то учитывают в качестве умерших от ковида фактически только тех, кто умер от ковидной пневмонии. То, что этот вирус поражает сосуды всего организма и повреждает систему свертывания крови, что влечет за собой множество разнообразных поражений (инфаркты, инсульты, тромбоэмболии, диабетические гангрены, синдром Кавасаки и ряд других проблем, часто приводящих к смерти заболевших, а также гипоксия всех органов и тканей, с последующими системными поражениями и гибелью выздоровевших), оперштабы почему-то игнорируют.

Единственным относительно надежным показателем является избыточная смертность, видимо, обусловленная ковидом даже больше, чем на 100%. Дело в том, что, вопреки широко распространенному мнению, в локдауны общая смертность не растет, а снижается. Это происходит, например, из-за уменьшения производственного травматизма, числа ДТП, снижения заражения другими инфекционными заболеваниями.

В Германии, например, избыточная смертность в 2020г составила 3%, а если учесть только количество зарегистрированных умерших от ковида, она должна была бы быть больше 5%. Два процента смертности от ковида компенсировались снижением другой смертности.

Проблема в том, что об избыточной смертности сейчас мы узнаем только через месяц, а о годовой — только к апрелю. В прошлом году она в России составила 27%, в этом явно будет значительно больше. Сейчас это, видимо, уже около 700 тысяч человек.

Экспертные мнения